Теория и практика: Как привязанность к матери влияет на развитие детей

Поясняет детский и семейный психотерапевт Наталья Облакевич

Наталья Облакевич, психолог, детский и семейный психотерапевт, сертифицированный арт-терапевт, автор трансформационных и тренинговых программ

Тема воспитания детей очень сложна, даже когда об этом рассуждают психологи. Мамы задают много вопросов, жалуются на изменения в поведении детей… А тема воспитания детей из детского дома, которые, в силу жизненных обстоятельств, остались без поддержки родителей – еще сложнее, несмотря на заботу со стороны педагогов и нянь в детдомах.

Теория привязанности Джона Боулби

Давайте разбираться в непростом вопросе развития привязанности у детей. Теория Джона Боулби поможет нам ответить на важные вопросы:

1. Какова функция матери в жизни ребенка?

2. Может ли ее заменить сотрудник детского дома?

3. Что такое привязанность и почему она является ключевым моментом в развитии ребенка?

Основоположник теории привязанности – английский психиатр и психоаналитик Джон Боулби. Он считал, что проблемы поведения детей, их адаптации в обществе, агрессия подростков возникают из-за нарушения отношений ребенка с родителями. В 1936 г. Боулби стал интересоваться нарушениями у детей, воспитываемых в детских домах. Он обнаружил, что дети, которые растут в детдомах и сиротских приютах, часто имеют различного рода эмоциональные проблемы, включая неспособность установить близкие и продолжительные отношения с окружающими. Боулби показалось, что такие дети неспособны любить потому, что на раннем этапе жизни не имеют возможности крепко привязаться к матери.

Эксперт также наблюдал подобные симптомы у детей, которые в течение некоторого времени росли в нормальных семьях, но затем были надолго разлучены с родителями. Казалось, что эти дети были настолько потрясены, что навсегда отказались от тесных связей кем бы то ни было. Подобные наблюдения убедили Боулби, что нельзя понять развитие, не уделив пристального внимания связи «мать — ребенок». Как эта связь формируется? Почему она столь важна, что, если ее нарушить, это приводит к тяжелым последствиям?

Как формируется привязанность

Одним из центральных понятий теории является «объект привязанности», т. е. тот человек, к которому возникает привязанность. Очевидно, что для большинства людей таким человеком является мать. Однако кровное родство здесь не играет особой роли: при отсутствии биологической матери ее может заменить любой человек, способный установить крепкие отношения с ребенком. В дальнейшем объектом привязанности может стать учитель, сверстник, возлюбленный и пр.

Первичная привязанность возникает с первого дня жизни ребенка и формируется в течении первого года жизни. И очень важно правильно угадывать потребность ребенка (когда он хочет есть – кормить, а когда хочет внимания, играться или что-то другое – удовлетворять именно эту потребность и не путать. Таким образом мама, угадывая потребности ребенка, формирует его мышление и развитие) и удовлетворять ее немедленно. Взрослея, ребенок учится выдерживать неудовлетворение потребности все больше времени.

Со временем, в зависимости от возраста, ребенок все больше обращается к значимому взрослому. В 3 месяца ребенок демонстрирует социальную реакцию – улыбку при виде знакомого лица. Его улыбка приобретает адресный, социальный характер, попутно с красноречивым зрительным контактом. Джон Боулби был убежден, что эта реакция младенца обеспечивает ему ответную связь от значимого взрослого – тот обязательно испытывает особые чувства, инстинктивно стремится взять ребенка на руки, продлить контакт с ним, утешить, успокоить, выразить свою сопричастность. Ответные реакции взрослого всегда провоцируются плачем, цеплянием, сосанием, воспроизведением обхвата себя руками, поисковыми рефлексами. Так формируется очень сильная привязанность и стремление к близости со значимыми взрослыми. Особенно с матерью. Эта невероятная связь закладывает прочный фундамент для краткосрочных и долгосрочных отношений в будущей жизни ребенка.

Что происходит с ребенком когда его бросают

Чтобы понять, как на ребенка влияет разлука с матерью, можно посмотреть фильм «Джон» 1969 года (Великобритания). По сюжету мать оставляет 18-месячного Джона в доме ребенка, т.к. вскоре должна родить второго малыша. Все 9 дней камера фиксирует изменения в поведении, психологическом и физическом состоянии ребенка, который прежде никогда не оставался без мамы и вдруг неожиданно лишился ее близости и заботы. Мальчик пытался найти утешение у няни, звал маму, злился на ее отсутствие, отказался от еды, а когда мама вернулась, Джон не захотел ее принять и даже проявил агрессию. Несмотря на то, что отец навещал его каждый день, состояние Джона ухудшалось. И только через месяц после возвращения домой он снова стал вести себя, как прежде. Даже спустя годы у мальчика проявлялся страх потерять свою мать. Все это — последствия болезненного опыта, который он получил во время девятидневного пребывания в доме ребенка, в котором не были удовлетворены его эмоциональные потребности.

Когда фильм показали в Великобритании, он вызвал широкий резонанс, вызвав серьезные дискуссии о том, какие формы заботы о детях являются приемлемыми. Это, в свою очередь, повлекло за собой фундаментальные изменения в системе ухода за детьми. В результате фостерная (у нас — патронажная) семья стала официально признанной формой воспитания. Детей стали помещать в такие семьи в случаях, когда нахождение ребенка в его собственной семье невозможно. Вскоре детдома в Великобритании были закрыты.

Почему семейные формы воспитания лучше интерната

Как психоаналитик, который работал в частном детском доме, где временно жили дети, изъятые из неблагополучных семей, я убеждена, что ребенку для нормального развития нужен человек, с которым он может установить прочную психическую связь. И давайте не путать такую связь с тем, что можно назвать уходом за ребенком. Уход – это обеспечение едой, одеждой, крышей над головой. Все это очень важно для развития, но это далеко не все, что ребенку необходимо для успешного социально-эмоционального развития, и в частности для того, чтобы научиться эффективно регулировать свои чувства. К сожалению, в детдомах, даже частных, няни работают посменно, поэтому с ними невозможно установить прочную и стабильную связь.

У меня был опыт работы с детьми, которых забирали из семей социальные службы и не объясняли, почему и зачем. Дети жили в ужасающих условиях. У них не было того, что мы можем назвать нормальным уходом. Часть из них побиралась на улицах, добывала еду самостоятельно… Но для меня самое странное было то, что в фантазиях детей их родители, которые по факту — нарко- и алкозависимые люди, — были идеальными: ходили на работу, готовили еду, у них были комнаты, в которых были игрушки. Поэтому дети отчаянно рвались домой. Моя работа заключалась, в том числе и в том, что бы рассказать, почему они никогда не вернутся обратно, что их родители не могут о них заботиться, но со временем у них появятся новые семьи.

Этот опыт работы стал очень значимым для меня. Я видела как детям нужно тепло, объятия, любовь. Как они дрались за то, кто первый обнимет их. Как они ценили внимание и заботу, а не материальные подарки. Как не умели справляться с переполняющей их агрессией и нужен был кто-то, кто их научит этому.

Я абсолютно убеждена в том, что любому человеку, особенно ребенку, для жизни нужен тот, кто будет его любить, кто сможет разделить его печаль, тревогу, радость. С кем можно будет поговорить о переживаниях, кто расскажет как быть женщиной или мужчиной. И для этого нужен особенный, близкий человек, к которому ребенок будет привязан и эта привязанность станет надежной базой для физического и психического развития. к сожалению, система детских домов обеспечить всего этого не может.

Статья написана для «Надія і житло для дітей»

— Читайте также: Teen Mother: Негативные последствия подросткового материнства

Мы в Facebook