Небинарные люди: Опыт в студенческом кампусе

Подростки о том, насколько сложно быть "не таким"

Каково иметь небинарную идентичность? Многое зависит не от того, какой ты, а от того, где ты. Разные культурные и социальные контексты могут по-разному влиять на жизнь «не таких» людей. И часто то место, где ты находишься и люди вокруг тебя совсем не готовы к тому, какой ты. О своем опыте рассказывают подростки Лайза Холауэй и Джи Райан, использующие в отношении себя нейтральные местоимения «they, them, theirs» («они, им, их»).

Лайза и жизнь мормонов

Лайза — старшая из пяти детей в семье мормонов. Она выросла на северо-западном тихоокеанском побережье, а позднее перебралась в Карлсбад, штат Калифорния: «Я поступила в специальный университет для ребят из мормонских семей. В нем учились мои родители и их родители тоже». Лайза собирается стать учителем математики. В кампусе ее университета Brigham Young University нет специального центра, поддерживающего представителей ЛГБТ-сообщества, а однополые отношения вообще порицаются, хотя администрация разрешила создание консультативного Пункта Понимания тех, кого тянет к людям своего пола, где Лайза стала заместителем руководителя.

«Я стала задавать себе вопросы о собственном гендере уже в старшей школе, но мне понадобилось несколько лет, чтобы понять, кем я себя чувствую. Сейчас я небинарный бисексуальный человек, причем свою небинарность я определяю со сравнительно недавнего времени. Мой каминг-аут случился через пост в Facebook в ноябре 2016 года, но, думаю, многие люди и раньше догадывались, что я не гетеросексуальный человек. Это случилось через два дня посте того, как наша церковь официально объявила о том, что отлучает однополые пары. С родителями получилось чуть сложнее, я отправила им похожий текст. Они пытались мне тут же позвонить, я не ответила. Потом они написали, что любят меня и хотят, чтобы я была частью семьи. И вот однажды я очень заболела, моя мама приехала в кампус, чтобы заняться моим здоровьем, а в нашем Пункте как раз была встреча, посвященная роли семей в поддержке «нетрадиционных людей» — это был идеальный момент, она пришла, послушала, познакомилась с моими друзьями. По поводу университета, скажу честно: здесь замечательно, отличный уровень преподавания, прекрасные люди, но здесь бывает очень тяжело «не таким» людям, потому что для нас нет никакой поддержки. Когда не было нашего пункта, в университете был только какой-то курс «Вера и сексуальность», про который только знали понаслышке. Скажем так, я за три года увидела очень большие перемены в этом и не в последнюю очередь потому, что и сама приложила к этому руку.

Я нечасто говорю со своими родителями о своем активизме, потому что мне кажется, они до конца не понимают, насколько это важно для меня. Если говорить о конференциях, панельных дискуссиях в университете, то я вижу все большую открытость в вопросах гендера, но политический климат совсем не способствует толерантности в обществе, поэтому даже в кампусе я слышу ужасные вещи. Мой друг хотел покончить с собой, я привела его в общежитие, чтобы он побыл у меня в комнате и не оставался один. Несмотря на то, что я объяснила ситуацию соседкам, они нажаловались на нас, потому что это противоречит «Моральному кодексу студента», хорошо, что комендант был более здравомыслящим и не стал раздувать историю. А микроагрессия здесь случается постоянно. Поэтому я стараюсь лишний раз не говорить о себе, своем гендере и активизме нашей группы. И стараюсь не гулять одна вечером.

На свидания я ходила тут в кампусе, с гетеросексуальными мормонскими парнями. Они мне не подходят, а встречаться с людьми твоего пола у нас тут запрещено. Я очень жду своего выпуска и хочу уехать и работать учителем в Орегоне или Вашингтоне, или, может, Северную Калифорнию. Я очень хочу быть счастливой, заниматься любимым делом и чувствовать себя комфортно с самой собой и с окружающим миром».

Джи Райан и мир спорта

Джи Райан учится в университете Мичигана «Энн Арбор», выступая в сборной по плаванию, специализруется в английском языке и истории женского движения. Райан работает волонтером в центре «Spectrum», где работают около десятка специалистов и куда могут обращаться студенты для того, чтобы узнать все о гендерно-инклюзивных общежитиях, менторстве, тестах на ВИЧ, гендерно-нейтральных туалетах в кампусе и многом другом.

«Я родился в Кутцтауне, Пенсильвания. Но три года старшей школы провел в Балтиморе, то есть из сельской местности с очень традиционными взглядами переехал в большой город, где намного проще быть «не таким». Поэтому в Балтиморе я стал собирать вокруг себя компанию таких же как я, со временем она становилась все больше, а я рассказал своей семье, что я совсем не чувствую себя девочкой. То, что я — небинарный человек, я понял только в университете, я раньше не знал этого определения. Первым я признался старшему брату и его жене, мы очень близки. Они очень меня поддержали, с готовностью стали использовать гендерно-нейтральные местоимения. Родителям было труднее объяснить, что такое небинарность, но в университете мне по-настоящему дали инструменты для того, чтобы объяснить все доступно. Кроме того, я получил разрешение на то, чтобы изменить имя, поэтому с родителями пришлось объясняться. Но они принимают меня таким, какой я есть и с каждым днем становятся все большими моими союзниками.

Университет Мичигана я выбрал в основном из-за хорошей поддержки атлетов здесь, для меня это было очень важно. Не хочу много говорить о том, как мне бывало плохо здесь в университете от того, что я не знал, к кому обратиться за помощью: в какой туалет мне можно? Можно ли целоваться с девушкой в кампусе? А возле аудитории? А за руки можно держаться? Про спорт вообще молчу: если ты трансгендерный спортсмен и бегаешь по 5 часов в день полуголый перед людьми, то твоя жизнь полна стрессов. Несмотря на хорошее отношение преподавателей и администрации, я остаюсь главным представителем и защитником своих интересов.

Я не чувствую себя в безопасности в кампусе. Часто люди говорят мне вещи, которые заставляют меня цепенеть и чувствовать неловкость или опасность. Я выгляжу маскулинно, но это не значит, что я терплю какие-то сексистские замечания, мизогинию или трансфобию. Редко кто помнит об употреблении нейтральных местоимений. Личная жизнь моя понемногу налаживается, четыре месяца тому назад я начал встречаться с девушкой. Мы с ней вместе работали в секторе защиты прав студентов, были друзьями, а потом со временем стали встречаться.

В будущем я хочу провести хирургическую операцию. И я хочу оставаться в спорте, в котором нужно еще так много поменять, чтобы люди стали более толерантны».

Источник: huffingtonpost.com

— Читайте также: Тангарр Форгарт: «Вы не просто «мужчина» или «женщина», вы нечто большее, чем гендер»

Мы в Facebook