Без иллюзий: Почему советы по саморазвитию не работают

Далеко не все зависит от нас

Майкл Ангер, семейный психотерапевт, сотрудник Канадского центра изучения жизнестойкости детей, семей и общин, считает, что одна лишь «работа над собой» не гарантирует успех. Все имеет значение, а не только ваша «воля к победе».

Безнадежный случай

Майндфулнесс, нейропластика, бихевиоральная травмотерапия, психоанализ, карьерный коучинг, крипалу-йога — и это неполный список «средств» для усиления вашей стойкости. Если у вас лишний вес, если вы несчастны, если у вас стрессы на работе, депрессии или тревожность, то орды гуру будут предлагать вам книжки по саморазвитию, самопомощи, мотивации, вдохновению, обещая, что их методы решат все ваши проблемы. Но при этом они хором скажут, что ваши проблемы — это только ваша ответственность. Никто кроме вас вообще не причастен к их возникновению и решению. Поэтому если советы не помогут, то это потому, что вы безнадежный тупица и лентяй… Легендарный римский лекарь Гален, живший во ІІ веке, писал: «Все, кто принимал мое снадобье, — выздоровели. Кроме тех, кто умерли. Но это значит лишь то, что случаи эти были неизлечимы». В этом состоит вся миллиардная индустрия «саморазвития»: это вы виноваты в том, что «золотой рецепт» гуру не сработал. Когда мы берем на себя задание быть мотивированными и творцами собственных трансформаций, мы, чаще всего, сталкиваемся с поражением. Вес возвращается. Наши следующие отношения оказываются такими же плохими, как и предыдущие. Мы лучше владеем собой, но начальник-то остается придурком.

Если бы все было так просто

Я, как и все, люблю вдохновляющие речи спикеров TED, я люблю, когда кто-то открывает мне глаза, и я вдруг вижу, что мои проблемы испытывает множество других людей. И мне, как и многим, хочется верить, что такие сложные понятия, как счастье, любовь и успех зависят от того, сумею ли я вырастить в себе благородство, веру, самообладание, настойчивость и позитивное мышление, догадаюсь ли послушать правильные подкасты, почитать книжки, записаться на курсы — вот тогда счастливая жизнь начнет бить ключом. Так вот — не берите на веру. Потому что каждая история — индивидуальна, на каждую влияют разнообразнейшие факторы, а все «умные советы», словно пустые калории — эффект дают мимолетный. Кроме того, эти советы провоцируют виктимблейминг.

То, что ваша неустойчивость — только ваша проблема, — это не научный факт, а идеология.

Поймите, что стрессы, которые корежат нашу жизнь, — реально существуют, упражняетесь вы в йоге или нет. Если у вас находятся ресурсы, чтобы преодолеть сложные периоды, кризисы, несчастья — вы преодолеете, если необходимых ресурсов нет — никакая книжка вам не поможет.

О каких ресурсах речь? Например, у вас на работе есть возможность взять отпуск, больничный. Есть кому присмотреть за вашими детьми, пока вы заняты преодолением депрессии. Есть соседи, которые принесут тарелку супа. Есть церковная община, которая придет на помощь в случае пожара/потопа или болезни. Ресурс — это общество, где есть полиция, социальная служба, пожарные, скорая помощь и столовые для бедных, страховка, пенсия и тому подобное. Если общество, в котором вы живете, не может вам ничем помочь, то все ваши трансформации на пути к силе и стойкости «не потянут» лишь только на ваших внутренних ресурсах — воле и желании.

Я 20 лет изучаю стойкость людей, и вот мои выводы: некоторые преодолевают трудности лучше, чем другие. Вот и все. Когда я сместил фокус с личных черт на окружение, то заметил, что если вам помогают (по долгу службы или по доброте душевной) — вы почти гарантировано справитесь и выход из сложной ситуации покажется вам простым и логичным.

Именно наличие ресурсов — залог успешного преодоления трудностей. Поэтому нам надо больше думать не о том, как менять себя, а о том, как менять наше общество.

Важность контекста

Я приведу один пример, про который никто не расскажет на TED Talk. Одна японская девушка по имени Акико, из города Ямада, ехала с подругой в школу на машине, как вдруг прозвучал сигнал тревоги, оповещающий о цунами. Вода быстро прибывала, подруга потеряла сознания и в результате утонула, Акико удалось выбить стекло и выбраться из машины. Она долго пробыла в холодной воде, вокруг рушились дома. Ей удалось выбраться на крышу дома, который устоял на фундаменте, несколько часов спустя ее подобрал вертолет. Она узнала, что она — единственная из всей семьи, кому удалось спастись.

Я встретился с ней год спустя. У нее все еще бывали кошмары по ночам, но она заканчивала школу, сдавала экзамены, планировала поступление в университет. Она жила с тетей в трейлере. Другие выжившие тоже жили в таких же трейлерах, поставленных вдоль школьной спортивной площадки. В каждом доме была плита и туалет. С тетей Акико не очень ладила, но понимала, что других возможностей с жильем пока нет — хорошо хоть то, что она вернулась в школу, там она могла общаться с друзьями, у каждого была своя история и они поддерживали друг друга. В потерпевшую бедствие Ямаду приехали представители из разных неправительственных организаций, чтобы помогать.

Как у Акико получилось преодолеть ужасную трагедию, которая случилась с ней и ее близкими? Это должно было раздавить ее. Но она увидела, что другие дети и взрослые получают помощь и защиту от ужасных последствий травматичных событий. У Акико осталась та же школа и те же друзья, тетя (хоть и не идеальная), которая поддерживает, государство и благотворительные организации, которые проявляют заботу. Представьте себе, в Ямаде, до стихийного бедствия, не было никаких программ индивидуальной психологической помощи, просто потому что в них не было необходимости. Мне сказали японские коллеги, что кроме факта цунами, во всем остальном у детей была точно такая же жизнь, как у всех школьников Японии. И это было важно: относиться к ним, как к нормальным, а значит, поддерживать в них уверенность в том, что они справятся. 

На чем «стоит» стойкость

Сначала мы в Канаде, а потом и наши коллеги в Новой Зеландии, Южной Африке, Колумбии и Китае, начали изучать стойкость молодых людей возрастом от 13 до 24 лет. Наша группа состояла из 500 подростков, и у каждого — серьезные проблемы: от специальных образовательных нужд до правонарушений и наркозависимости. Мы отслеживали, какую помощь получает каждый подросток: медицинскую, образовательную, социальную, информационную. Всего в исследовании по всему миру приняли участие 7000 подростков. И вот в один прекрасный день главный статистик нашей команды показал нам расчеты: стойкость перед неблагоприятными обстоятельствами и успех вопреки им зависел больше от того, что ребята получали извне, а не от того, что имели «внутри».

Помощь извне — в ней и была разница между теми, кто смог «пробиться в люди» и теми, кто скатился в преступность, наркозависимость и сексуально-рискованное поведение.

Так почему ребята часто отказываются от услуг, которые им пытается предоставить общество? Потому что они плохо продуманы, они им просто не подходят. Если создана правильная атмосфера для ребенка, находящегося в беде, — он обязательно ухватится за эту возможность. Даже если изначально он не мотивирован. Поэтому, если ваш дом сгорел, то, как вы справитесь с бедой, зависит не столько от вашего позитивного мышления, искренней веры в бога или хороших отношений в семье, а от того, как быстро страховая компания сделает выплаты.

Все это не ново — мы в курсе о социально-интегрированных обществах как факторе ментального здоровья личности, уже минимум 50 лет. Это общество, в котором меньше одиноких родителей, хорошие отношения между соседями, порядочные лидеры, развитая инфраструктура для отдыха, меньше враждебности, ниже уровень бедности. Но это не потому, что там живут какие-то особенные люди. Такие общества — это полностью продукт разумного лидерства и управления, прогрессивного налогообложения, хорошей политики предоставления жилья и социальных стандартов.

Источник: theglobeandmail.com

Фото: Wintercroft Masks

— Читайте также: Быть человеком: 3 ключевых мысли философа Юло Вооглайда о развитии

Мы в Facebook