Евгений Комаровский: «Единственный способ выжить для пациентов с диабетом — эмигрировать»

Самый известный педиатр о детской смертности в Украине

Врач-педиатр, кандидат медицинских наук, автор популярных книг и телепрограмм, посвященных здоровью детей, Евгений Комаровский выступил 26 июля в Киеве на открытой дискуссии. Хотя основной темой встречи было здоровое питание детей, народный доктор не смог не затронуть самые «больные вопросы». Читай на WoMo ключевые мысли вечера об украинской медицине честно, эмоционально и без прикрас.

О том, что многие украинские лекарства не работают

Не работает украинский инсулин, не работают украинские антибиотики, украинские моющие средства, украинские больницы. Да, многие препараты реально не работают. И в Украине есть реальная проблема лекарственной фальсификации.  Сейчас это чуть ли не самая острая тема, которая замалчивается. А еще у нас есть проблема продажи «фуфломицынов» — то есть лекарств, эффективность которых нигде и никем не доказана. Это то, над чем во всем мире просто смеются! Сейчас в Украине разрабатываются протоколы лечения, и, поверьте, есть большой риск, что в эти протоколы попадут именно эти лекарства.

А зачем еще Украине сочинять протоколы, которые давно прописаны на международном уровне? Неужели в Украине ангина не такая, как во всем мире, например, в Израиле или в Англии? Точно такая же. Когда нам рассказывают, что наши научные институты пишут протоколы, — это самое большое позорище. Жаль, что украинский народ не смеется над этим, не бунтует. А вы должны! Поймите правильно, за народные деньги нам придумывают методы лечения ангин, которые давно придуманы во всем мире. Главное, во что люди должны поверить, что никакой украинской медицины у нас нет. Медицина есть только одна, научная, другой просто не существует.

Советы для пациентов с детьми-диабетиками

Я говорю своим пациентам правду. Например, если у ребенка диабет, а папа не заработал на качественный инсулин, европейский, поэтому живет на инсулин, который бесплатно дает государство (выигранный на каких-то странных тендерах), то его ребенок умрет, он обречен на кучу осложнений. Если ребенок заболел диабетом и нет финансовых возможностей покупать качественный инсулин, единственный шанс выжить — эмиграция. Другого шанса нет! Я знаю кучу примеров, когда нормальная семья оформляет фиктивный развод, находит себе еврея и уезжает в Израиль, потому что это есть только один способ выжить — эмигрировать. Это правда.

О прививках

В июне 2015 года я написал в социальных сетях и рассказал по телевизору, что в стране заканчивается противодифтерийная сыворотка, а кончится она в сентябре. При этом в нашей стране привито меньше 50 процентов детей. Если дифтерия придет при таком уровне вакцинации, то в каждом дворе будут стоят детские гробики. В каждом, это не шутка. Сыворотки нет. Что должно произойти, если врач, которому не платят деньги за выступления в Facebook, информирует об этом. Как я это вижу, учитывая, что у меня в подписчиках 3 тысячи представителей средств массовой информации… Мне кажется, что должен произойти «взрыв», все газеты должны об этом писать.

Люди, которые запретили ввоз сыворотки из России, но не обеспечили привоз с другого места, это бандиты и убийцы. Они уже убили кучу детей с ботулизмом, с бешенством и так далее. В сентябре я снова написал, что противодифтерийная сыворотка закончилась, все, ее нет. Молчок. В ноябре на всю страну я это повторил в эфире телеканала: «Ребята, нет сыворотки, беда может наступить в любой момент». Тишина. Прошел год, как думаете, сейчас она есть? Ноль. Такое впечатление, что мы сами на себе и на наших детях поставили крест. Страна наша точно поставила. Если вы сами не позаботитесь о здоровье своих детей, никто не позаботится. Приведу пример. У всех наших детей есть справка с Манту, хотя туберкулина в Украине нет уже два года, Манту делать нечем, а справки у всех куплены. Для чего вообще эта жизнь и эта страна? Они такое с нами делают, а мы терпим….

О детской смертности в Украине

К сожалению, в Украине уже 10 лет эпидемия коклюша (острая воздушно-капельная бактериальная инфекция — прим. ред.) Вы бы знали, сколько детей умерло от коклюша в нашей стране, просто при вскрытии этой болезни не видно, а видно только воспаление легких, поэтому всем таким пациентам диагностируют пневмонию. И ничего не меняется. Коклюша до сих пор море. Украинские дети кашляют целыми детскими садами, целыми классами. Коклюша море, а с этим никто ничего не делает. Покой на всех фронтах.

А сколько детей утонуло в этом году? Уже 700 человек, уже 700 украинских детей, и это лето еще не закончилось. Впечатление такое, что каждый выживший украинец приближает крах пенсионного фонда. Хотя… нас же за год на 3 миллиона меньше стало, пенсионный фонд может на этом здорово сэкономить. Я один на всю страну открываю рот, потому что у меня нет медицинского начальства, я имел их всех в виду. Пользуйтесь тем, что не боюсь вам об этом говорить.

О вегетарианстве и материнстве

Вегетарианство — это в каком-то смысле религия. Отношение к вегетарианству — это как отношение к религии. Боженька, создатель или эволюция запрограммировали нас иначе, мы не рассчитаны на вегетарианство. У нас другие органы, мы — не корова, у нас нет 20-ти метрового кишечника. Живя на вегетарианстве, человек не может получить определенные белки, жиры, аминокислоты, но во всем мире эта проблема легко решается. В той же Америке, например, у врачей есть специальная программа контроля для вегетарианцев, в которой прописано, что надо проверить, какие добавки дать, чтобы минимизировать риски. И, конечно, что при родительском вегетарианстве давать ребенку. Хотите — пожалуйста, но вам нужно определенное медицинское снабжение.

Можно рожать дома, можно, если рядом есть врач и все организовано. Можно быть вегетарианцем, можно, если это безопасно. Если мать-вегетарианка в процессе беременности, но при этом не минимизирует риски, у ребенка критический дефицит железа. Если она кормит грудью и продолжает оставаться вегетарианкой, она сознательно совершает преступление. Что нужно делать: либо мы создаем структуру, которая это корректирует, либо мы наказываем таких родителей. В той же Финляндии, если мать не будет есть то, что надо, то у нее просто заберут ребенка — вырастят, а потом отдадут. Чтобы мы не говорили, у многих людей поехала крыша. Взрослый человек может делать с собой все, но над ребенком экспериментировать нельзя. Детей надо растить и воспитывать так, как рекомендует медицинская наука. Теоретически, контролировать питание, вакцинацию и уход должно государство. Но наше государство темой детей не обеспокоено. Государство уничтожила педиатрию… Вегетарианство на этом фоне — такая малость, что просто вообще.

Материал подготовила Юлия Буговская

— Читайте также: Евгений Комаровский: «У образа матери-героини есть серьезнейший побочный эффект»

Мы в Facebook