«Иногда жизнь матери превращается в ад…»: Открытое письмо друзьям и семье

Что чувствуют женщины с тревожным расстройством

Вы тоже смеетесь над тегом #яжемать? Очень зря, потому что никто не может быть идеальной матерью, но при этом именно мамы фактически несут полную и безоговорочную ответственность за все, что происходит с их детьми: даже если на них упадет НЛО — это будет «ее вина». Они также ответственны за психологический климат в семье, за чистоту в доме и наличие еды в холодильнике, социальные связи семьи и много другое. И такое положение дел не может не порождать неуверенности, чувства вины и тревоги. Иногда жизнь матери превращается в ад. Как в этом аду выжить? О своем опыте рассказывает писательница, редакторка и коуч Шауна Айюб-Эйнсли.

Волшебная нормальность

Я хочу рассказать историю том, как это — просыпаться в вакууме и видеть, что мир далеко, а подушка не так реальна, как была вчера вечером. Ты просыпаешься в каком-то тумане, дети говорят с тобой, но их голоса звучат глухо, а ты не можешь сфокусироваться на их лицах. Когда они обнимают тебя и так тепло прижимаются, и говорят: «Я люблю тебя, мама», ты целуешь их в ответ, но в реальности этой любви ты тоже не уверена. Ты чувствуешь себя виноватой. Тебе стыдно. Ты пытаешься посмотреть на детей, но не видишь, потому что глаза бегают, выхватывая то веснушку, то непослушный локон.

Еще я хочу рассказать о том, как это — проснуться полностью присутствуя в моменте. Тебе легко, потому что все по-волшебному нормально. Ты поздравляешь себя: ты смогла, тебе говорили, что сможешь. Подруга сказала мне: «Да стряхни это с себя. Настройся по-другому». И теперь ты настроена по-другому. Твой список дел укорачивается, ты добра к себе, не красишься, потому что нечего маскировать. Не надо никого убеждать, что ты запомнишь кто что сказал, или что у тебя внутри нет голоса, который кричит на тебя. Не скрою, большинство моих дней — когда мир далек от меня, а я, кажется, выскальзываю в какое-то другое измерение. Это как плыть в плотной и тяжелой воде, но никогда никуда не доплывать.

Если б это было легко

Не скрою также, что ненавижу говорить людям, что мне в определенный момент нужен отдых. Я ненавижу гадать: у меня сейчас правильное выражение лица или нет? Я ненавижу заходить в ванную и тренироваться улыбаться перед зеркалом. Я стараюсь, чтобы глаза тоже улыбались. Я стараюсь не стискивать зубы, чтобы голова не болела постоянно. Я ненавижу ощущение того, что я не совсем здесь. Или что я нигде. И я ненавижу, когда мне говорят: «Стряхни это с себя». Если бы это было так легко! Тогда вы советуете мне пойти к специалисту…

Я хочу рассказать, каково это — проснуться в темноте, оттого, что сердце бешено заколотилось. Понять, что это всего лишь сон, ворочаться с боку на бок, стараясь замедлить дыхание, разрывать паутину подсознательных страхов, дождаться утра, только чтобы понять, что тьма поглощает тебя изнутри. Никакой душ ее не смоет. Никакие позитивные аффирмации не помогут. И весь день вокруг тебя слышны слова: «не преувеличивай», «не нервничай», «успокойся», «не устраивай драму», «с тобой все в порядке». Разве вы не понимаете, что если бы я могла, я бы никогда добровольно не была в таком состоянии? Ни за что.

Значение слов

Люди косо смотрят на тебя, когда говоришь, что у тебя тревожность. Когда ты замолкаешь, замыкаешься в себе и прекращаешь разговор без видимой на то причины. Когда ты в разговоре ходишь кругами, потому что не уверена, что собеседники в состоянии понять тебя. Ты и сама не всегда себя понимаешь.

Сказать вам, почему я такая? Сказать вам, что я такая? Сказать, что в определенный момент меня триггерит так, что начинается паническая атака, флэшбеки или еще какие-то травмы гремят эхом? Использовать слова, которые поп-культура лишила их настоящего значения? Я хочу использовать слова, которые бы обеспечили мне безопасность. Но теперь они имеют обязательную негативную коннотацию, а ведь должны быть мостом к сопереживанию, который вел бы меня от статуса жертвы к статусу выжившей.

Я хочу рассказать о том, как неприятны эти слова, вертящиеся на языке, они заставляют меня краснеть и чувствовать себя лгуньей. То, как вы тяжело вздыхаете в ответ на то, что я просто борюсь за то, чтобы быть, — это подкашивает меня.

Что для меня тревожность? Онемение тела, головные боли, боли в спине, невозможность сосредоточиться, дрожь, озноб, частый пульс, вспыхивающий страх, путаница в словах и мыслях. Иногда это длится днями, неделями. Не смотря на психотерапию. Не смотря на поддержку семьи. При здоровом питании, витаминах и лекарствах.

Я хочу сказать вам, что бывают разные типы тревожности, и я знаю, в чем между ними разница. Тревожность напоминает мне плачущего нервного ребенка, который все никак не умолкает. Он бьет меня пока я пытаюсь успокоить его, — тогда он сжимает мою шею. Он толкается и прижимается ко мне одновременно, заявляя о своем праве на меня.

Источник: huffpost.com

Фото: кадр из сериала «Марчелла»

— Читайте также: Одержимая: Что делать, когда страх и тревога не дают жить

Мы в Facebook