Одержимая: Что делать, когда страх и тревога не дают жить

Принять себя

Беатрис Оллер из Майами диагностировали тревожный синдром в возрасте 50-ти лет. Каково жить в осаде тревожности и страха и как избавиться от них, она рассказывает в своей колонке.

Как это началось

Я всегда была нервной, боялась всего и тревожилась обо всем. Первое мое воспоминание о приступе тревожности: мне 9 лет, я лежу, скрючившись из-за 10 узлов, которыми завязался мой желудок, а мама безуспешно пытается понять, что со мной не так, объяснить, что для тревоги нет причин — все хорошо.

Со временем тревожность приобрела свои особые триггеры. В школе я излишне беспокоилась о том, чтобы выполнить задания вовремя и идеально. Каждый раз, когда я сдавала тетрадь с контрольной, я теряла сон и аппетит, пока учитель не раздавал проверенные работы. И это не смотря на то, что у меня были по всем предметам только отличные оценки. Если я влюблялась в одноклассника, то страх быть отвергнутой заставлял меня вообще прекратить с ним общение. Если в колледже нам задавали групповой проект на шесть недель, то после первой недели у меня уже начиналась гипервентиляция и спазмы в солнечном сплетении: я была уверена, что не успею вовремя и завалю экзамен.

Я легко впадала в беспокойство по любому поводу и люди, замечая это, вели себя настороженно. Я беспокоилась как бы не обидеть других, или вдруг я выгляжу глупой, или вдруг меня собьет машина, или я буду улыбаться, а в зубах застрял салат. Всю мою жизнь тревожность отваживала от меня людей, даже тех, кому я нравилась. Мои немногочисленные друзья и бойфренды покинули меня полностью измотанными. Я их не виню. Я выглядела напуганной и пугающей — я такой и была. Сочетание нервного смеха, бегающих глаз, постоянной болтовни и нескончаемой потребности в поддержке совсем не привлекательно. Большая часть моих соседей, учителей, знакомых, коллег ценили мою суть, но им было трудно сладить с моей возбудимостью и нервностью. Я знаю, что они даже сомневались в моей адекватности.

Диагноз

Мне диагностировали тревожный синдром в 50 лет. До этого я не могла удержаться на одном рабочем месте больше нескольких месяцев (рекорд — год!), не смотря на то, что у меня два университетских образования. Медикаментозная терапия, которую мне наконец прописали, делает меня большую часть времени высокофункциональной, но тревожность дает о себе знать. Сейчас я в состоянии маскировать и контролировать ее худшие проявления, но без лекарств мне это никогда не удавалось.

Как проявляется тревожность

Когда тревожность нарастает, я чувствую спазмы в животе, сердце начинает бешено колотиться. Я теряю аппетит, потираю руки, кручу пальцы, хмурюсь, а в широко открытых глазах — ужас.

Когда меня накрывает, я проигрываю в голове худшие сценарии всего. Сын звонит — я думаю сразу, что он попал в автокатастрофу. Начальник вызывает к себе в кабинет — я сразу думаю, что он будет ругать меня. В электронной почте новое письмо — я сразу думаю, что кто-то подал на меня в суд или это коллекторы. Мое сознание, пораженное тревогой — это ад.

В мои худшие дни я просыпаюсь в 2-3 часа ночи, страшно волнуясь о чем-то. Обычно это финансы, потому что у меня с этим не все благополучно, хоть и не всегда. Это может быть тревога за семью, мысли о смерти, плохой сон, беспокойство о том, что я опоздаю на работу.

Мой мозг не отключается, не знает покоя, и я чувствую себя, как в ловушке. Я встревожена, я представляю себе худшее и жду худшего. Не могу остановить круговорот мыслей о том, что я в последние недели сделала не так, о том, что может случиться или не случиться в будущем. Мои мысли скачут от «Обидела ли я свою коллегу Александру, когда забыла поздороваться с ней вчера?» до «Смогу ли я выплатить кредит за машину?» Я также беспокоюсь о том, что меня могут счесть чокнутой. Я как будто одержима страхом и сомнением.

Как я справляюсь

Мне помогает, когда я говорю себе, что бог со мной, что все будет хорошо и я найду решение для любой ситуации, которая меня пугает. Если я проснулась среди ночи не могу уснуть от тревоги, то я начинаю глубоко дышать — это помогает. Еще я хожу за советом к психологу, а иногда обращаюсь к коллеге, если меня начинает преследовать какое-то беспокойство. В обед я полчаса гуляю пешком, чтобы ослабить стресс, звоню друзьям, чтобы поболтать.

Что люди должны знать о тревожности

Я бы хотела, чтобы люди не смотрели на тревожных людей как на сумасшедших. Более гуманно было бы попытаться успокоить тревожного человека, помочь ему, а не высмеивать его поведение. Однажды на прошлой работе мой начальник начал перекривливать мою нервозность и поинтересовался при всех, не забыла ли я принять свое успокоительное, а потом долго смеялся над своей шуткой. Это была чистой воды жестокость, это было ужасно. Каждый из нас имеет свои проблемы, с которыми ему жить, это касается не только тревожных людей. Я очень хотела бы быть спокойной и хладнокровной. Но я не такая. Моя тревожность никогда не покинет меня, иногда я буду чувствовать ее больше, иногда — меньше. Я буду жить сегодняшним днем как выздоравливающий от тревожности человек. Мне нелегко каждый день, даже с лекарствами. Но иногда я думаю, что я уже прошла огромный путь.

Источник: thelily.com

Фото: Лаура Макабреску

— Читайте также: Не растрачиваясь: 4 стадии эмоционального выгорания, на которые стоит обратить внимание

Мы в Facebook