Послеродовая депрессия и как я ее полюбила

Радости baby blues, или возможность найти пользу в печальном опыте

Статистически от депрессии чаще страдают женщины, чем мужчины. Возможно, это связано с более развитым женским эмоциональным интеллектом, а может с тем, что у нас в культуре женщины привыкли подавлять свои желания, чувства и терпеть во благо. Ведь с точки зрения психологии, депрессия — это и есть подавление своих эмоций.

Идея этой колонки живет со мной почти два года. Дело в том, что первые четыре месяца жизни с сыном я плохо помню — частые слезы, недовольство собой и мужем, новым непривычным и таким несвободным образом жизни. Типичный baby blues — так на западе называет облегченную форму послеродовой депрессии, когда к психиатру еще рано, а жизнь молодой мамы и ее брак уже начинают распадаться на молекулы.

Я работала с психологом, выносила мозг мужу сменами настроения и желанием собрать вещи, пила чай с подружками, к концу первого года жизни сына начало отпускать. Праздничная вечеринка с пятьюдесятью гостями дома стала переломным моментом — радость вернулась в мое сердце. Просматривая свое страшное кино годичной давности, я поняла, что сбой произошел в тех областях, где у меня не было точек опоры и системы координат — накопленная усталость от работы до родов и сразу после них, обесценивание своих усилий, неуверенность в себе как матери, нежелание и неумение просить помощи близких, недоверие к миру, желание доказать абстрактным всем, что я — многорукая богиня и могу сама со всем справиться. Когда я начала опрашивать подруг, поняла, что подобные спусковые крючки есть почти у каждой из нас. У тех, кто мудрее, все проходит быстро, незрелым перфекционистам же вроде меня приходиться долго восстанавливать «свій внутрішній спокій». Я благодарна себе за этот опыт, моя депрессия подтолкнула меня к решению многих старых проблем, от которых удавалось бежать до появления сына.

В 2007 году Джером Уэйкфилд в своей книге «Утрата грусти: как психиатрия превратила нормальную печаль в патологическую депрессию» одним из первых заговорил о том, что депрессия может подтолкнуть нас к позитивным изменениям в жизни, помочь извлечь уроки из своих ошибок и разобраться в желаниях. Эта мысль не нова для англоязычного мира: по запросу «Why i love my depression» Google выдает 29.5 миллионов результатов. Сейчас очень модно быть счастливым, а депрессия растворяет оптимистический глянец и показывает реальную жизнь с ее взлетами и падениями. Настройка только на позитив побуждает людей исключать из жизни факторы, которые вызывают хронический стресс, полагает психиатр Пол Кидвелл из Кардиффского университета. Это напоминает лечение рака, когда пациент продолжает пить и курить. Если человек не отказывается от образа жизни, провоцирующего депрессию, не помогут и антидепрессанты.

Сложность выхода из депрессивного состояния — в подмене понятий, человек вместо действия попадает в состояние, из которого сложно выбраться, в НЛП это называется «номинализация»: вместо конкретных действий по улучшению своего состояния, «депрессирующий» самой фразой «у меня депрессия» настраивается на безвыходность положения. Мой коуч и по совместительству мама, Надежда Зеленина, рассказывает: «Если мы говорим о «послеродовой депрессии», то нужно сразу исключить соматические причины, как то нехватка в организме мамы определенных веществ. Но если это так называемая реактивная депрессия, то с большой вероятностью речь идет о смене системы ценностей, что само по себе вещь непростая, но в ситуации рождения ребенка, по идее, должна быть органичной и позитивной. Родился новый, любимый человек. Говорить о том, что при этом послеродовая депрессия – результат драматических переживаний (как вы можете прочитать определение не соматической депрессии вплоть до Википедии), по меньшей мере, странно. По идее, это радость. Но многие привычные вещи становятся другими или исчезают из жизни новоиспеченной мамы, и это несовпадение ново и часто дискомфортно. Тут-то и вступает в силу категория номинализации — впадение в ступор. Если подойти к переменам, с точки зрения решения задач на фоне доминирования главной ценности – появления рядом с тобой новой жизни, то любые сложности – дело техники. Если же впадать в безысходное состояние, жалеть себя и отключаться от ребенка, то да – добро пожаловать в депрессию».

— Читайте также: Удалить программу: Избавление от наследственной материнской травмы

Что может вызвать послеродовую депрессию?

Я попросила своих приятельниц поделиться опытом, что спровоцировало их послеродовую депрессию и как они смогли выйти из состояния уныния. Самой трудной для нас всех оказалась неготовность на практике к материнству. В современном обществе мы не видим младенцев до появления собственных. Мы не знаем о том, как они могут себя вести, о том, как могут проходить роды, о том, что родительство — это не только радость от фотографий и первых рисунков, но и работа, ночные бдения у постели с больным ребенком, сбитые коленки и экстренные поездки в травмпункты. И мы все, повинуясь тренду, настраиваемся исключительно на положительный результат. Любое развитие событий, отличное от того, что мы нарисовали себе в голове, приводит нас в шок и ступор. Наш мир рушится, и мы долго собираем его по осколкам.

Накопленная усталость

Физиологические проблемы, некачественное питание, авитаминоз, нарушение сна, неумение расслабляться и переключаться, длительная жизнь в стрессе — краткая характеристика типичного дня современной работающей женщины. Если вы не даете себе увольнительную перед родами и продолжаете работать в прежнем темпе, справиться с налаживанием нового образа жизни будет намного труднее. Нехватка витаминов и малоподвижный образ жизни ослабят нервную систему и спровоцируют постоянную усталость и хандру. Неумение отключать мозг и расслабляться усилят проблемы со сном и отдыхом в условиях ограниченного времени. Как говорит моя подруга топ-менеджер IT-компании: «Один год перерыва в карьере — это ничто. Вы ничего не потеряете, а вот вернуть назад упущенное время и радость новых открытий в первые месяцы жизни вашего ребенка вы не сможете никогда. Я жалею о том, что не смогла взять отпуск с каждым из своих двоих детей».

Неоправданные ожидания

Самая легкая и приятная беременность может закончиться кесаревым сечением, проблемами с кормлением, неспокойным ребенком при абсолютно флегматичных родителях. Рождение малыша и его особенности заранее нельзя запрограммировать. Кто-то скажет: уж лучше русская рулетка. Однако желание наслаждаться жизнью в самой нестабильной обстановке помогло выжить нашим бабушкам во Вторую мировую — они выходили замуж, работали, рожали детей.

«На мой взгляд, любая депрессия — это несоответствие реальности ожиданиям. В любой сфере. Что касается материнства (беременности, родов, ухода, воспитания), так тут очень маленький процент информированности мам. Каждая женщина рисует в своей голове картинку. Как она проводит 9 месяцев в ожидании чуда, как она потом балдеет от ежесекундного счастья с ребенком. И если о беременности написано много и на 70% полной информации, приятную картинку родов, мне кажется, мало кто рисует — жизнь после родов практически не описана. Разрывы, кесарево, незаживающий пупок, трещины сосков, приход молока/или его отсутствие, ребенок не набирает вес, колики, бессонные ночи, первая температура и т.д. Я нигде не встречала, чтобы эти возможные проблемы были освещены в одном источнике. Но именно они выбивают из колеи. И слава богу, если ребенок родился здоров! У меня была депрессия по одному вопросу — я очень жалела и корила себя, что не смогла родить сама. И бестолку было, что кесарево было экстренное (после 24 часов схваток и потуг). Врачи этим просто спасли и ребенка, и меня, так как ребенок держал голову под углом и застрял. Я месяца три не могла себе простить. Помню, помог фильм. Там показывали три пары, три беременности, протекающие по-разному. И самая беспроблемная беременность завершилась очень непростыми родами. Показали крупным планом переживания мужа, его реакцию на все происходящее. И тут я задумалась о своем муже, о его чувствах. Ведь он все время был со мной, в операционную тоже шел со мной, его уже переодели, чтобы запустить. А анестезиологи не смогли со мной справиться и решили кесарить под общим наркозом. По правилам, если наркоз общий, родственникам присутствовать запрещено. И так получилось, что ему только заходить, а без объяснений говорят, что нельзя, выставляют наблюдать через окно и вызывают еще одну бригаду. Мне потом акушерка говорила, что он стоял и плакал. Но я вспомнила эти слова, только когда смотрела фильм. Сделала вывод, что я эгоистка и сразу попустило!», — пишет мне в Facebook Катя. И Катя не одинока, каждая будущая мама фантазирует не тему няшных моментов и умилительных фото, мало кто из нас осознает сколько daily work за этим стоит.

Реакция окружающих

Помню, как мои родители обхаживали меня во время беременности — столько заботы я не получала от них даже в детстве. С рождением сына они переключились на внука. Интересовались его здоровьем, самочувствием и достижениями. Меня пытались корить за то, что часто ест, спит вместе со мной, мало гуляет на улице, плохо набирает вес… Мне «сильной и независимой» чувствовать себя «ребенкиным придатком» было трудно. Постоянно слышать укоры в свой адрес, когда ты сама до конца не уверена, что все делаешь верно — изматывало, а сил перевести все в шутку или переключить разговор не было. Моя подруга Лена рассказывает, что у нее депрессия началась в первый же день, как она пришла домой с ребенком: «Потому как крик жуткий начался, а не милая картинка пахнущего малыша. И муж впал в депрессию, это усилило мою. Я была не готова к такому материнству. У всех моих знакомых дети спали, не кричали так сильно. Ни я, ни муж не были готовы к крику нон-стоп. Бабушки жили у нас пять месяцев посменно. В общем, если бы ребенок был спокойнее, я не думаю, что страдала бы больше месяца из-за смены жизни. А так, на нас свалилось нечто неожиданное. Сейчас тоже не очень просто, хотя все-таки полегче. И давно в радость».

Чем самостоятельное женщина, тем труднее ей зависеть

За годы самостоятельности я привыкла сама зарабатывать на все, что мне нужно. Но минимизируя деятельность перед родами, столкнулась с тем, что своих денег уже не хватало на некоторые желания. Да и новое белье или одежда, в которой было бы комфортно с растущим животом, казались расточительством, а не базовой потребностью. Нужно было привлекать мужа. Для меня было очень трудно просить деньги на белье, косметику, одежду, ставить это все наравне с другими семейными тратами, считать это таким же необходимым, как еду или медикаменты.

Чем больше вы привыкли решать, тем труднее признать собственную беспомощность и попросить о помощи

Первое, что мне сказала психолог, когда я обратилась к ней со своим депрессивным запросом: «Тебе нужна помощь, не стоит брать на себя столько. Ребенок — это ответственность семьи, а не только матери. Тебе важно удовлетворять не только детские и семейные потребности, но и свои». Я всегда считала себя очень сильной и независимой, способной решить любые вопросы. Правда, я редко задумывалась о стоимости для окружающих такого подхода. Продолжая работать и беря на себя ночные бдения с сыном, чтобы муж имел возможность поспать, я изматывала себя, срывалась на близких и цена ночного сна для моего мужчины стала слишком высокой. Мое желание «спасти мир» и сделать близким насильно хорошо привело меня к нервному истощению и постоянному недовольству собой и окружающими.

Неготовность отдавать

В современном обществе нас учат потреблять — популярность через соцсети, красоту через вещи, ощущения через посещение правильных мест и вершение правильных дел. Мы научились мыслить глобально — все со студенческой скамьи хотят свой бизнес, работать на Бали и путешествовать по полгода. Но мало кого учат эмпатии, сопереживанию и умению соотносить свои потребности с потребностями окружающих. С появлением ребенка в семье наличие развитого эмоционального интеллекта становится необходимостью, особенно для матери, которая проводит с ним больше всего времени в первые месяцы жизни. Маленький растущий организм очень зависим от взрослых. И тут у большинства из нас два пути — чувство вины «я плохая мать/ у меня была плохая мать, а я стану самой лучшей» и, как следствие, построение мира вокруг ребенка, второй вариант — управлять  этим процессом, понимая, что можете сделать только вы, а что могут помочь вам сделать окружающие — от накормить/выгулять до более сложных вариантов — отправить вас в миниотпуск.

Смена жизненных ориентиров

Еще в роддоме, держа на руках сына, я задумалась: а что еще такого же стоящего я могу сделать в жизни, кроме как возможность подарить кому-то жизнь? Все мои бизнес-проекты не выдерживали никакого сравнения. Это сильно дезориентирует, труднее понять, чего же хочется, особенно, когда времени на себя стало значительно меньше. Тут мне помог только отдых. Когда мой первый несостоявшийся декрет плавно перешел во второй, я решила, что самое лучшее, что я могу сделать для себя — это отдохнуть. Набраться сил и разобраться со своими проблемами, а не набирать проектов и работать по ночам.

Смена образа жизни

Какими бы послушными ни были дети, они требуют внимания, любви и заботы. Чем меньше дети, тем больше им этого нужно. У меня вообще такое чувство, что базовая еда для младенцев — это поцелуи и объятия. Дети —  это ходячая энтропия, они не спят, когда должны, не едят то, что обычно любят. Для свободных и независимых личностей, которыми сейчас так модно быть, особенно трудно — зависеть от кого-то, искать компромис на ровном месте и постоянно перестраивать свои планы. Кажется, что гордость и самореализация летит в пропасть, многие с рождения нанимают няню или выписывают собственную маму, чтобы меньше подстраиваться и иметь больше прежней жизни.

Ольга рассказывает мне, что она до пены на губах могла говорить, что у нее нет депрессии, но накрывало постоянно: «Очень выручал муж, но до него тоже не доходило, как это я не могу оставаться несколько часов наедине с ребенком, а мне прямо крышу срывало. Спасла работа на дому и общение, пусть и онлайн, с подругами. Отвлечение по максимуму хоть иногда. У сестры моей другая история. Будучи абсолютно нежным, романтическим человеком, она и подумать не могла, какие непростые дни наступят. Активно готовилось к родам: упражнения, дыхание и т.д. Но роды прошли непросто. Она морально не была готова, что надо будет кормить стоя, что соски заживать не будут успевать, так как ребенок бесконечно висел на груди. Молока мало, ребенок вес не набирает. Спит на руках. Участковый врачи каждый раз ее за что-то отчитывает! И это при том, что первые 6 месяцев она была с родителями. Вот ее депрессия была связана с этим. Длилась она где-то месяца два. Плакала днями на пролет. Но потом поняла, что на все надо время. И такого рода трудности — они временные».

— Читайте также: Вы же мать, вот и терпите! Лиа МакЛарен о травматичных родах

Притензии к близким

Часто кажется, что у мужа ничего не поменялось в жизни с появлением ребенка. Он не прибавил в весе, не перестал работать и ездит в командировки, и еще много чего продолжает делать того, что вам теперь недоступно. Но нужно понимать, что он потерял одну из самых важных частей своей жизни — вас. Личная жизнь исчезает из списка приоритетов надолго. Неслучайно самое большое число разводов попадает именно на первый год жизни ребенка, изменения в образе жизни может быть трудно принять не только вам, но и вашему мужчине. Знакомая психолог рекомендует сохранять близкие отношения любыми способами. Не хочется секса — обнимайтесь, разговаривайте с друг другом не только о ребенке, делитесь своими открытиями и прожитым, слушайте и уважайте переживания друг друга.

Чувство вины и непонимание как правильно

Готовясь к материнству, моя приятельница Эля ожидала, что будет чувствовать то, что ей описывали другие люди (возвышенные чувства, все такое). На деле же непростые роды и стандартный набор материнских переживаний вызывали постоянное чувство вины. Госпожа Петрановская в своей книге «#Selfmama: Лайфхаки для работающих мам» говорит о том, что чувство вины для молодой матери — основное препятствие на пути к принятию своего нового статуса. Все идет не так, как должно быть, не хватает сил, времени и терпения. Многие жалуются на то, что виноватыми их заставляют чувствовать себя окружающие. Все дают понять, что с детьми надо как-то иначе, точно не так, как есть. Нередко чувство вины накрывает родителей от чтения книг и статей про воспитание детей или общения со специалистами – оказывается, что они сами все испортили, и не факт, что еще можно что-то исправить. Постоянный страх ошибки, перфекционизм, гиперответственность за ребенка усиливают вину. А маленькие человечки в голове напоминают, что у Instagram-мам и дети спят, и бизнес успешный, а у подруги и муж заботливее. И начинается бесконечный цикл самокопания.

Запрет на ощущение и выражение негативных эмоций

Образ современной матери очень идеализирован. Это женщина из металла с бесконечным запасом энергии. Мама не имеет права злиться из-за усталости или шалостей ребенка, она не может от него устать. Мама всегда должна быть готова поиграть, покормить, ликвидировать беспорядок и встретить папу с бодрым настроением. Постоянно подавляя свои «негативные» эмоции и усталость, живя через силу, мы разучиваемся слышать себя, осознавать свои потребности, да и просто чувствовать. Муж вас вряд ли полюбил за то, что вы всегда веселая, да и детям не нужна мать-невротичка. Давайте экологичный для себя и других выход своим переживаниям: танцуйте, боксируйте, пойте, сидите в тишине, бейте старую посуду.

Инфантилизм

Илона рассказывает, что ее самая большая беда — инфантилизм: «С детьми проблема обострилась невероятно. Абсолютное доверие к чужим оценкам моих действий, изменение мнения о себе в зависимости от того, похвалил меня кто-то или нет; боязнь самостоятельно принять решение, потому что оно может быть ошибочным (а с детьми-то решения приходится принимать постоянно); ожидание, что кто-то скажет, что мне делать дальше, как жить (а никто не говорит, и единственно правильного выбора в принципе нет). И вот это неприятие себя приводит к тому, что к ребенку тоже предъявляешь некие требования, а он ни в какую не желает им соответствовать. К счастью. Добавляем перфекционизм и получаем невозможность принятия чужой помощи, потому что все равно сделают не так, как я себе намечтала, а я потом буду злиться».

Перинатальные психологи считают, что роды — это такое себе посвящение во взрослые женщины. Со всеми вытекающими — нести полную ответственность за ребенка, свою жизнь, свои действия и их последствия, умение принимать собственное несовершенство и несовершенства этого мира, иметь собственное мнение, даже если его не принимает окружение. Чаще всего мы не бываем на 100% готовы к такому.

Депрессия не возникает на пустом месте, она бьет по самым больным местам. Начните с того, чтобы отдохнуть и сделать что-то приятное для себя. Набравшись сил, отслеживайте, что провоцирует угнетенное состояние, и решайте этот вопрос. Привлекайте психолога, конструктивную подругу. Вы можете избавиться от давно забытых психологических проблем, на которые указывает ваша депрессия. Новозеландская блогер Равинья Джонсон после успешного выхода из депрессии написала ей благодарственный манифест из 13 пунктов, которые могут стать лейтмотивом жизни: «Депрессия дает мне выбор, как именно проживать свой день. Изменить то, что вызывает ее, или оставить все как есть и страдать. Именно благодаря целенаправленным действиям и осознанному выбору мы можем изменить то, что чувствуем. Она двигает меня, мотивирует не останавливаться. У меня нет желания жить с депрессией каждый день. Она провоцирует меня рисковать. Я была в аду, вряд ли может случиться что-то страшнее. Она приземлила меня. Она позволила мне смотреть на вещи проще. Она приземлила меня в моих ценностях и знаниях о том, что для меня важно и почему».

Если раньше для матери модно было быть домохозяйкой, то теперь наш идеал — состоявшаяся бизнес-леди, как депутат Европарламента от Италии Личия Ронзулли, которая посещает заседания со своей маленькой дочкой Викторией. Мы делаем вид, что материнство и родительство никак не меняет наш образ жизни и мироощущение. Показательно счастливые и самореализованные мамы из соцсетей намекают, что знают некий секрет, недоступный другим. На деле же, материнство, как и любое другое масштабное событие в жизни, — стресс, через который, как через сито, уходит все лишнее. Мы меняем друзей и увлечения, выходя на новую работу, корректируем привычки, переезжая в другую страну. Почему же нужно делать вид, что появление нового человека в семье — это абсолютно контролируемая ситуация, которая никак не поменяет нас и наш образ жизни? Как и любой новый поворот в жизни, появление ребенка может вскрыть все проблемы в семье — неготовность до конца принимать друг друга и себя, нежелание помогать или просить о помощи. Многие говорят, что первый год жизни в расширенном семейном составе — показателен. Если пара смогла пройти эти огонь и воду, их объединяет что-то большее, чем секс и быт, это крепкие узы партнерства и доверия.

— Читайте также: Кейт Миддлтон: «Ничто в действительности не сможет подготовить вас к тому, что значит быть матерью»

Мы в Facebook