Виктория Саксби: Гендерное равенство — не пирог, тут нет такого «если ты возьмешь кусок, то мне достанется меньше»

Мнение шведской экспертки

Идеи гендерного равенства часто встречают сопротивление в обществе из-за распространенного заблуждения: если женщины получат больше прав, то мужчины останутся в проигрыше. Но все обстоит с точностью до наоборот, считает Виктория Саксби, шведская экспертка по вопросам гендерного равенства, соосновательница агентств по внедрению гендерного равенства, коммуникаций и медиа Take Two и HopeComms.

В Украине Виктория Саксби сотрудничает с «U-LEAD с Европой» — Программой Европейского Союза и его стран-членов — Дании, Эстонии, Германии, Польши и Швеции по поддержке децентрализации (направление по улучшению качества предоставления админуслуг населению). В интервью WoMo она рассказала, что можно ответить противникам гендерных квот и как донести до комьюнити, какие преимущества принесет равноправие.

Что вы думаете о гендерных квотах, например, при выборах в парламент?

Когда речь заходит о квотах, я напоминаю людям, что на самом деле они повсеместны. Потому что есть «скрытая система квот», благоприятная для мужчин. Она называет мировой историей — именно благодаря ей сложилось так, что большинство лидерских позиций в мире занимают мужчины. И не обязательно потому что они лучше выполняют свою работу, — иногда просто потому что они мужчины. Поэтому я считаю квоты важным инструментом при определенных обстоятельствах, например, когда одна группа радикально меньше представлена в той или иной сфере и всеми другими средствами можно добиться только очень незначительных улучшений.

Гендерные квоты могут быть временной мерой, скажем, на 10-летний период, — за это время можно изменить положение вещей и отследить, кому предоставляется возможность стать у руля. Как только у одной группы появляется шанс занять более значимое место, обычно оказывается, что у них изначально было достаточно квалификации. Им мешало отнюдь не отсутствие компетенции, у них просто не было возможности проявить себя. Например, из-за гендерных стереотипов о том, кого считают «типичным лидером».

Новое исследование Университета Гетеборга в Швеции, в котором было задействовано 182 европейских региона и 85 000 человек, показало, что повышение уровня гендерного равенства в государственных заведениях снижает уровень коррупции. И не потому что в них приходят именно женщины, а потому что в коллективе появляются новые люди, которые ломают старые коррупционные схемы, и система становится более прозрачной.

Два самых распространенных мифа о гендерных квотах следующие: 1) из-за квот мы даем должность тому, кто недостаточно квалифицирован для нее. 2) человека, который получил свою должность благодаря действию квоты, не будут воспринимать всерьез и он не сможет достичь того уровня власти, который обычно приносит эта должность.

Касательного первого мифа: очень маловероятно, что на ту или иную должность возьмут недостаточно квалифицированного человека. Проблема гендерного неравенства не в том, что вокруг мало квалифицированных профессионалов женского пола, а в том, что им просто не дают шанса проявить свою компетентность. Около 60% выпускников вузов по всему миру составляют женщины, а на лидерских позициях их все еще не так уж много.

Вот реальный пример из мира бизнеса: шведский банк Nordea недавно провел исследование по 11 000 компаний, котирующихся на бирже, и их прибыльности. В результате выяснилось, что 4% компаний, в которых позицию CEO занимали женщины, получали вдвое больше прибыли, чем те, которыми руководили мужчины. Так что проблема явно не в недостатке таланта, а скорее в том, кого мы считаем «типичным лидером». Часто женщине приходится прикладывать значительно больше сил, чтобы получить ту же позицию, что и мужчина, который старался меньше, просто из-за «скрытых квот».
  
И о втором мифе: действительно, человека, получившего должность благодаря квоте, поначалу могут игнорировать или относиться к нему предвзято, если сотрудники настроены против квот, но это будет длиться ровно до тех пор, пока человек не станет у руля и не покажет, что он способен внести свой значимый вклад. Со временем результаты будут говорить сами за себя и сопротивление коллектива сойдет на нет.

Я сейчас задействована в проекте ООН Женщины в Демократической Республике Конго — стране, где в политике только 9% женщин. Понятное дело, что в определенный период женщины будут новичками в политике, но не из-за некомпетентности, а потому что так сложилось исторически. Есть множество высококвалифицированных образованных женщин, которые смогут прекрасно справляться с работой в политике, если им дать такую возможность. Вот почему мне хотелось бы увидеть квоты в ДРК и всех странах и регионах, где гендерный разрыв слишком велик, а прогресс слишком медленный. Всей стране будет выгодно иметь более демократичное лицо.

Есть мнение, что после успеха кампании #MeToo женщинам стало сложнее продвигаться по карьерной лестнице, потому что мужчины стали очень осторожными в общении с ними, в том числе в обсуждении рабочих вопросов. Что вы думаете по этому поводу?

Я думаю, что это просто дешевая отговорка, которую используют против движения #MeToo, чтобы оправдать гендерное неравенство. С того времени, как появилось #MeToo, я работала со многими шведскими компаниями и проводила много тренингов по предотвращению сексуальных домогательств на рабочем месте. Я часто слышала такой же аргумент, особенно от мужчин-директоров и менеджеров. Они говорили: «Сейчас я даже не решаюсь позвать женщину на мероприятие по нетворкингу или предложить ей свое менторство — что если меня ложно обвинят в домогательстве или непрофессиональном отношении?». Я отвечаю им, что они не должны позволять этим мыслям сбивать себя с толку. Потому что все работает не так. Женщины не жалуются на домогательства без причины. Так что бояться нечего. Если отношения и правда строго профессиональные, ни сама женщина, ни другие сотрудники не станут подозревать, что в них есть что-то большее. Мужчинам нечего бояться, они могут совершенно спокойно общаться с женщинам и поддерживать их в карьерном развитии.

Какие методы и инструменты нужно использовать, начиная работу над гендерным равенством в обществе, которым управляют традиционные ценности, особенно если речь идет о небольшом комьюнити, скажем, до 5000 человек?

Я считаю, что основа гендерного равенства — правильное образование. В традиционалистских обществах и культурах особенно важно уделять внимание тому, чтобы в процессе образования доносить мысль о преимуществах равноправия. Причем делать акцент на том, что это принесет пользу всему обществу и всем его членам — не только девочкам и женщинам, но и мальчикам и мужчинам.

Административные сервисные центры  (ЦПАУ) и другие публичные места, где жители громады собираются вместе, представляют собой особо важный инструмент в этой работе, так как могут представлять гендерное равенство как неотъемлемую составляющую своих услуг и своего взаимодействия с сообществами.

Они могут распространять важную информацию и давать гражданам руководство по разнообразным услугам — возможно, предоставлять доступ к службам, которые борются с домашним насилием, или клиникам, где работают с психическим здоровьем.

Продвигая идеи гендерного равенства, полезно использовать конкретные примеры:

  • второй источник дохода может ослабить давление на мужчину, которому приходится в одиночку нести на себе обязанности кормильца семьи;
  • у женщин будет больше экономической независимости, но вместе с тем они будут делать вклад в семейный бюджет;
  • детям будет полезно с раннего детства часть времени проводить с мамой, а часть с папой;
  • государству будет выгодно получать больший налог с работающего населения;
  • исследования, проведенные в Швеции, показывают, что чем больше в семье равенства, тем ниже вероятность развода;
  • также исследования показывают, что мужчины, которые принимают участие в воспитании своих детей, становятся здоровее — и физически, и психически. А еще у них увеличивается продолжительность жизни.

Как легко объяснить небольшому коммьюнити, какие преимущества приносит гендерное равенство?

Я всегда говорю о гендерном равенстве как о ситуации, в которой каждый может остаться в выигрыше. Это не игра с нулевой суммой, при которой если одна группа побеждает, вторая неизбежно проигрывает. Гендерное равенство — это не пирог, тут нет такого «если ты возьмешь кусок, мне достанется на один кусок меньше». Скорее при гендерном равенстве пирога становится все больше — для всех нас.

Мужчины тоже могут получить пользу от гендерного равенства. Например, в Украине мужчины живут на 10 лет меньше женщин. Это ведь тоже завязано на проблему гендерного равенства. Другой способ доказать преимущества равноправия — посмотреть на карту и проследить взаимосвязь между гендерным равенством и уровнем экономического развития страны. Например, как эта карта — из отчета Всемирного экономического форума за 2016 год. Такая взаимосвязь не случайна — гендерное равенство, как и экономическое развитие, не дает преимуществ только одной группе — оно приносит улучшение всему обществу.

Административные сервисные центры (ЦПАУ) могут размещать у себя материалы, которые будут продвигать идеи гендерного равенства и популяризировать положительные примеры: показывать фото отцов, которые заботятся о своих детях, устанавливать пеленальные столики в мужских уборных.

Как административные центры в Швеции имплементируют гендерный подход в своей работе?

Шведский парламент верит в то, что гендерное равенство является необходимым условием формирования крепкого и сплоченного общества. И поэтому у нас действует программа «JiM» — Gender Mainstreaming of Government Agencies, гендерный учет общественных организаций. В этой программе задействованы 60 основных органов административной власти в Швеции, среди них армия, полиция, налоговые органы, центры занятости, судовые органы, страховые агентства, министерство образования.

Это значит, что 60 организаций обязаны активно работать над установлением равенства, чтобы скорее достичь поставленных Швецией целей. Они ежегодно отчитываются перед правительством о своей работе и прогрессе. Это практически не оставляет государственным организациям другого выбора, кроме как внедрять равноправие и внутри коллектива, и в отношении к гражданам, которых они обслуживают.

Я считаю, гендерный учет подразумевает, что равноправие нужно создавать. А это значит, что нужно предпринимать конкретные шаги, которые приведут к изменениям. К этой цели нужно подходить как проекту: с планом, дедлайнами, ответственными лицами и бюджетом.

С чего вы посоветуете начать административному органу, который поставил своей целью стать гендерно-ориентированным?

Детальная гендерная статистика и ее анализ. Изнутри: какова представленность внутри самого административного органа? Кто наделен правом принимать важные решения? Снаружи: Как выглядит общество, которому мы служим? Как нам охватить разные группы? Какие у них потребности?

Равная представленностьНужно бороться за равную представленность внутри административного органа на всех уровнях. Это позволит подавать правильный пример гражданам и обществу в целом.

Образование. Нужно вкладывать в образование всех сотрудников, объясняя им не только, как равенство улучшит внутренние процессы в организации, но и какую пользу оно принесет обществу в целом.

Коммуникация. Как выглядит ваша коммуникация? Инклюзивная ли она (направлена ли она и на мужчин, и на женщин)?Инклюзивны ли изображения, которые вы используете? Инклюзивные ли ваши средства коммуникации (например, если это веб-сайт, все ли группы населения смогут получить к нему доступ)? Если вы отправляете информационные листы почтой, кому они адресованы? Если люди посещают ваш центр, уделяете ли вы внимание в равном степени и мужчинам, и женщинам?

Важно помнить, что гендерное равенство и учет — инструменты, которые вы должны использовать, чтобы выполнить свою главную задачу — предоставить административные услуги определенным группам населения. Вы не должны стать «центром гендерного равенства», просто гендерный учет поможет вам лучше выполнять свое прямое назначение: удовлетворять разнообразные потребности населения так, чтобы никто не остался за бортом.

Пособие по тому, как интегрировать гендерное равенство в работу Центров предоставления админуслуг населению вы можете найти, перейдя по ссылке

Каковы ваши прогнозы по развитию женского движения?

К сожалению, мы наблюдаем обратную реакцию относительно феминистического движения по всему миру. С одной стороны, у нас есть движение #MeToo и марши женщин, которые распространяют идеи гендерного равенства, с другой стороны, активистам, которые борются за права женщин, часто угрожают, и правые, популистски настроенные политические движения набирают обороты — и в Европе, и по всему миру.

Даже в Швеции каждый пятый поддерживает правую политическую партию, которая открыто выступает против прав женщин, хочет урезать финансирование женских организаций. Это серьезная проблема. Многие из этих движений хотят вернуться к так называемым «традиционным семейным ценностям». Упадок прав женщин по всему миру отметил и Всемирный экономический форум в своем отчете за 2017 год.

Поэтому я считаю важным, чтобы женское движение делало акцент на том, что равноправие будет выгодно абсолютно для всех людей — включая долгосрочную выгоду для мальчиков и мужчин, даже с точки зрения устойчивого развития. Важно избавиться от необоснованных страхов, преодолеть риторику, что кто-то должен проиграть, и выйти на новый уровень дискуссии.

Я наблюдаю, что многие мужчины тоже вдохновились движением #MeToo и готовы бок о бок с женщинами выступать за гендерное равенство, понимая, что они тоже от этого преуспеют. Также стало абсолютно ясным, что изменения займут какое-то время, общество должно их «переварить». Но как только сдвиг произойдет, все увидят преимущества этих изменений и никто не захочет сделать шаг назад. Например, изначально мужчины были не в восторге от решения шведского правительства выделять часть декретного отпуска только для мужчин. Многие говорили, что им должны были предоставить право решать самим, но проблема в том, что если им давали это право, они принимали решение, основываясь на текущих нормах, то есть что женщина должна сама заботиться о ребенке. 

Но сейчас, когда уже выросло одно поколение мужчин, которые имели возможность оставаться дома со своими детьми благодаря этому решению правительства, я могу сказать, что не слышала ни одной жалобы или сожаления с их стороны. Теперь уже никто не хочет вернуться к тому, как было, потому что все увидели, что так, как есть сейчас, — еще лучше. У них более сбалансированы работа и личная жизнь, они гораздо более близки со своими детьми, у них лучше отношения в семье, они более здоровы и счастливы. Так что гендерное равенство хорошо для всех, в том числе для мужчин.

Фото: Maria Macri, личный архив Виктории Саксби

— Читайте также: Андрій Божок: «Я підтримую соціальні проекти, бо хочу жити у комфортній та безпечній країні»

Мы в Facebook