WoMo-портрет: Наталья Холод

О воспитании четверых дочерей, перфекционизме и ключевом навыке, которые так необходим детям сегодня

Наталья Холод, учредительница агентства «ВАРТО»,  мама четырех дочерей: Даша (12 лет), Оля (10 лет), Варя (8 лет), Агафья (1 год и 2 месяца), рассказывает, почему четверо дочерей в семье — это прагматично, как покупка робота вдохновила детей на идею создания «семейного стартапа», и что нужно научиться делать многодетной матери, чтобы выжить в активном бизнес-ритме.

О материнстве

Две мои средние дочери — практически погодки, и могу сказать, что воспитывать погодок тяжелее, чем всех остальных. Хотя, наверное, с близнецами и двойняшками сложнее не меньше. Но я всегда так организовывала работу, чтобы у меня были помощницы. С первым ребенком я вышла работать через месяц после родов, со вторым — через два, с третьей — через три, и вот с самой младшей получилось провести в отпуске почти четыре месяца. Понимаете, когда у тебя один ребенок, достаточно быстро получилось наладить быт, с появлением второго нужно было настроить не только свой уклад и решить рабочие вопросы, но и помочь адаптироваться первому. А с младшей подольше было, потому что она родилась в мае, и летом я разрешила себе длинный отпуск, после чего активно включилась в работу.

Младшая дочь — самый осознанный ребенок. В окружении был стереотип, что мы хотели мальчика. Но все было совсем не так. Да, какое-то время муж очень хотел сына, но когда к тебе приходит маленькая девчушка и говорит «папочка», хлопая глазами, сердце тает. Некоторые люди, узнав, что у нас четвертый ребенок — дочь, даже сочувствовали нам. Они не понимали той радости, которую мы испытывали! Ну а если говорить более прагматично, то у нас уже вся система воспитания и обучения настроена на девочек: школы, курсы, учителя.

О дочерях

Появление младшей старших дочерей привело в полный восторг! Я не ожидала, что будет настолько проще и легче. Они так ждали, что сейчас даже конкурируют за то, кто будет с ней нянчиться. Ревности за внимание у них однозначно нет. В моей семьей у мамы нас было двое — я и сестра, и, когда у меня было двое детей, я ревности боялась больше, чем когда детей стало больше. Я аккуратно спрашивала дочерей, есть ли у них ощущение, что мама кого-то любит больше? Они всегда говорили «нет». У нас даже игра была, когда они были помладше. Я говорила: «кого мама любит больше всех?», а они мне в ответ: «ДашаОляВаря».

Самым большим открытием для меня стало то, что дети в одной семье могут быть такими  разными. Вот вроде бы на одних мультиках воспитываются, на одних книжках, одни и те же примеры разбираешь с ними, но выводы они делают разные. И это так удивительно! Тебе кажется, вот родишь ребенка и столько в него вложишь. А, на самом-то деле, ребенок выбирает все сам.

О подходе к воспитанию

Когда много детей, то выгоднее не школы, а репетиторы. Они приходят и занимаются со всеми. К примеру, мы выбрали учителя фортепиано, начали заниматься. И две сказали, что им классно, а третья говорит: «Нет, не мое». Занялись французским, опять трое попробовали, двоим классно, третья говорит «нет». На танцы пошли: старшая говорит, что не хочет танцевать, а для средних танцы — это жизнь. Вот и получается. что мы им даем возможность пробовать, и получается, что как минимум двое выбирают то или иное направление, и уже есть смысл делать логистику.

О том, чему нужно научить детей в современном мире

Думаю, ключевой навык, который пригодится детям в будущем однозначно, — финансовая грамотность. Мы очень много говорим с детьми про деньги и они растут бизнес ориентированными, несмотря на то, что они очень разные по характеру.  Они все понимают значение финансов, умения ими управлять и распоряжаться. Например, мобильные они покупали со своих денег. И у нас была история, когда старшая пошла гулять, оставила на лавочке телефон и уехала на 20 минут. Вернулась, а телефона, понятное дело, нет. И она год проходила без телефона, пока не насобирала достаточное количество денег и не купила себе сама, что хотела. Мне казалось, что она будет ощущать определенное давление со стороны своего окружения, которое ходит со своими телефонами, но она очень легко к этому отнеслась.

Я с детства много времени уделяла деньгам, мне хотелось накопить, заработать, понять, как с этими деньгами управляться. В какой-то момент для себя я осознала, что деньги — это энергия.  В школе тебе ставили пять, когда ты хорошо поработал.  Вот я так и к деньгам отношусь: если ты заработал много, значит ты отдал много сил и к тебе возвращается деньгами.

У моих у детей нет дрожи перед деньгами, нет попрошайничества «мама, купи-купи», у них есть четкая ответственность за деньги. Возьмем, к примеру, репетиторство. Мы честно говорим детям, что инвестируем в их образование, и если в какой-то момент они решают, что сегодня не готовы к занятию, им лень, то они имеют полное право прогулять и делать то, что хотят. Но это их ответственность и за урок в таком случае платят они.

Другой пример. Однажды, пока я была в командировке, муж болел дома. Он увидел, что окна грязные, и решил купить специального робота. Я приезжаю, вижу, что окна помыты, спрашиваю, сколько он стоит. 12 тысяч грн! А окна мы моем два раза в год. В общем, я понимаю, что это ситуативная странная покупка. Мы сели  обсуждать случившееся с детьми и в итоге решили сдавать робота в аренду. Они придумали бизнес-план, но, конечно, когда дошло до реализации и логистики, все стало гораздо сложнее. В итоге мы решили сдавать этого робота соседям. Я написала пост, люди увидели объявление, и как-то процесс пошел. Дочка была на первой сдаче со мной вместе, мы договор подготовили как ЧП, она потом человека опрашивала, все ли ему понравилось.

Сыну моей подруги 15 лет, он уже получил серебряную кнопку YouTube и какие-то деньги зарабатывает в киберспорте. Понимаете, сегодня дети имеют возможность начать зарабатывать довольно рано. Поэтому они должны быть готовы к тому, чтобы, когда на них свалились деньги, они смогли бы ими правильно распорядиться.

О том, чему меня учат дети

Когда у тебя четверо детей, то ты, как жонглер. Девочки меня учат искусству переговоров. Они учатся в школе Монтессори, а это значит, что дети не слушают команды, а задают вопросы «Почему?». Ты сказал «Встал и вышел!», а он спрашивает «Почему я должен встать и выйти в данный момент?».

Еще дети меня учат искусству понимать, что люди разные и, соответственно, у них разные мотивации. Я понимаю, что стала более успешным управленцем с того момента, как у меня появились дети. Я стала терпимее, научилась лучше понимать, находить подход как к своим девочкам, так и к сотрудникам. Правда, вот жалости меньше стало, наверное. Когда меня кто-то о чем-то просит, хлопая глазами, на меня это не действует, — я за конструктив и в работе, и в отношении с детьми. С детьми я не сильно ухожу в лирику. В книжках по воспитанию говорят, что ребенка надо жалеть. Когда же мои дети уходят в капризы, я задаю им вопрос: «Ты сейчас плачешь, тебе это как-то помогает? Давай подумаем, как реально справиться с твоей проблемой». Понятно, когда есть душевная боль, я обниму и пожалею, но чаще всего я предлагаю искать способы решения проблемы.

О стиле управления

Мне кажется, я жесткий менеджер. Я люблю структурированность. Предпочитаю договориться четко на старте, чтобы понимать правила и следовать им. Я со своей стороны никогда не обещаю людям то, что не могу дать. И прошу новых сотрудников ознакомиться с наработанными шаблонами, которые реально страхуют от лишних движений. К примеру, ты поговорил с клиентом по телефону, значит обязательно письменно зафиксируй разговор. Я прошу приходить вовремя на работу, но при этом, когда люди задерживаются, говорю: «Чего сидеть? Давай все делать в рамках». Вот почему BMW — это хорошо? Потому что есть четкие стандарты и налаженный процесс. А если придет каждый такой весь креативный и скажет, что он хочет колесо треугольное или квадратное, какую в конце-концов мы получим машину? Будет ли это BMW? Поэтому да, у нас есть в компании креатив, но мы весь креативный труд измеряем в КРI, в единицах, чтобы понимать, что мы движемся в правильном направлении. И из-за того, что есть эти требования и такая структурированность, я считаю себя жестким лидером. Но потом я слышу, как люди, приходящие на собеседования, жесткостью называют откровенное хамство, неуважение, кидание стульев. И тогда я начинаю думать, что под словом жесткость мы понимаем разные вещи.

О карьерном пути

У меня первое образование техническое — автоматизация предприятий и производства, второе — экономика и управление персоналом, и третье — управление государством.

В деловой мир я попала достаточно рано. Когда мне было 17 лет, студентов выбирали для участия в предвыборной кампании. Я проработала агитатором полдня, походила по домам и поняла, что это не тот подход. Я чувствовала, что во мне есть большее и предложила создать студенческую ячейку. Тогда еще все придумывалось на коленках, не было таких политтехнологов как сегодня. Я в том штабе жила, постоянно включалась в процесс, горела делом. В результате мы победили в этих выборах, а я получила бесценный опыт работы, в частности поняла, как влиять на сознание людей.

Позднее на выборах президента я уже возглавляла студенческое крыло всего Киева. Услышав однажды, что некий народный депутат ищет себе помощника-экономиста, я решила, что могу нескромно порекомендовать себя. И я прошла собеседование и стала у него работать пресс-секретарем. Я подходила к работе системно, нашла компанию, с которой стала сотрудничать, а потом и вовсе перешла туда. Но спустя какое-то время я ощутила в себе силу для того, чтобы начать свое дело. В меня поверила моя коллега, с ней мы сняли небольшой офис и начали потихоньку работать. Мне помогали мои контакты, ведь я себя зарекомендовала как отчаянный трудоголик, который всегда дает хороший результат, потому что сильно верит в проекты и вкладывается в них. Я всегда всю работу делаю как для себя, поэтому именно я — самый строгий критик в своей компании. Думаю, мои коллеги больше опасаются не столько комментариев клиентов, как моих, потому что мне всегда кажется, что мы можем дать еще больше. И это тоже плохо, потому что иногда нужно остановиться и сказать: «Все получилось! Все класс!2

О внутреннем перфекционизме

К себе я ставлю требования намного выше, чем к остальным. Поэтому мне приходится себе разрешать отдыхать, разрешать не думать о работе. Но вот представить себе, что я просто лежу и ничего не делаю, не могу! Пожалуй, я бы назвала себя адреналинозависимой, люблю сложные задачи, поэтому мне так нравится антикризис. Может, поэтому у меня много детей? Они, — словно мой вечный двигатель. Пока в тебе есть энергия, пока она бежит по твоей крови, и ты бежишь.

О ценностях в бизнесе

Я точно не буду работать с теми, кто относится к агентству как к подрядчикам. С одной корпорацией мы разорвали отношения, потому что они относились к моей команде как к исполнительному персоналу, а я беру ребят и вкладываю в них, превращая их в экспертов. Каждый из моих менеджеров может дать компании-клиенту намного больше, чем просто напечатать листочек. У нас сейчас родился девиз: мы новые бренды делаем известными, а известные — любимыми. И я считаю, что наша миссия — это брать хорошие инструменты и помогать людям зажигать миллионы других людей.

О портрете мамы 21 века

Мне кажется, мама сегодняшнего дня — это уверенная в себе и счастливая женщина. Я очень люблю говорить детям, что работа — это счастье. Даже не должно быть такой мысли, что мы с папой идем на работу, потому что мы должны заработать деньги. Мы идем туда, потому что кайфуем от работы. Поэтому миссия мамы — показывать, что нужно получать удовольствие от работы, но семья при этом не менее важна.  Мои дети понимают, что как бы я ни любила свою работу, они все равно для меня на первом месте.

Маме стоит четко показывать своим детям, что они у нее в приоритете, но при этом им нужно научиться понимать: мама не должна собой жертвовать ради них. Пример: сидим мы с кумовьями в ресторане, я заказываю себе торт, подбегает моя дочка и говорит: «Мама, можно я съем чизкейк?» Я говорю «нет» и ем дальше. Моя кума, у которой тоже трое детей, кивает: «О, ты тоже так говоришь!» Только многодетные это могут понять. Ведь если ты начинаешь жертвовать собой и отказывать себе в чем-то, ты просто не выживешь. Чтобы мама была счастливой, у нее должна быть энергия. И детям стоит научиться это принимать, ценить пространство своей матери. Любовь должна быть построена на взаимном уважении, но никак не на жертвенности.

Беседовала Таня Касьян

Фото из личного архива Натальи Холод

— Читайте  также: WoMo-портрет: Ирина Нестеренко

Мы в Facebook