Молчание — не знак согласия: Как объяснить мальчикам слово «нет»?

Что говорят учителя по сексуальному воспитанию своим сыновьям

Понятие согласия — ключевое в вопросе борьбы с сексуальным насилием. Общественные кампании #MeToo и Time’s Up только еще раз подчеркивают это. Как говорить с детьми о словах «нет» и «да»?

Особенно актуальны такие беседы для мальчиков, ведь акты сексуального насилия, о которых мы слышим повсеместно, совершают в подавляющем большинстве случаев мужчины. К тому же, если жертва мужского пола, то ей еще труднее заявить о насилии и добиться справедливости. В американских школах давно введен курс сексуального воспитания: интересно, как преподаватели этого предмета разговаривают со своими сыновьями на эту тему?

Чем раньше — тем лучше

Речь, конечно же, о том, когда начинать говорить с детьми о согласии. Эми Лэнг, эксперт по сексуальному воспитанию, мать 17-летнего юноши, советует: «Согласие как принцип должно быть усвоено как можно раньше, как общее правило, потом будет легче его применять, когда речь зайдет о согласии на секс».  Преподаватель Робин Уоллес-Райт говорит: «Чем раньше учим этому, тем лучше: тогда дети начнут понимать, что их тело принадлежит только им, что человек прежде чем  касаться кого-то, должен спросить, можно ли, убедиться, что вы согласны, а если четкого согласия нет — то не трогать, не обнимать, не целовать. Это очень важно прежде всего для того, чтобы оградить самих детей от сексуального насилия». Уоллес-Райт, у которой уже взрослые сын и дочь, настаивает, что детей необходимо научить плану действий, если кто-то не слышит их «нет», и объяснить, что они всегда могут рассказать обо всем взрослому, которому доверяют, даже если их запугивают или просят «оставить в секрете». Лидия Бауерс, преподаватель сексуального воспитания и мать 3-летнего сына, говорит о том, что концепция согласия должна быть одной из ключевых в воспитании с тем, чтобы когда-нибудь ваш ребенок не стал ни жертвой, ни агрессором: «Наблюдайте за поведением ребенка и спрашивайте себя: как это будет выглядеть через 5 лет? А через 10?»

Мое тело

Все эксперты единодушны в том, что прежде всего детей нужно учить уважать свое тело и тело другого человека. Если дети маленькие, то нужно показать им, что если они не хотят, чтобы их трогали, то мы не будем их тискать или щекотать насильно. Мы учим детей уважать наше «нет», если уважаем и их отказ. Бауерс говорит: «Если вы щекочете ребенка и останавливаетесь только тогда, когда он уже плачет, — чему вы его учите? Представьте, как он будет вести себя через 15 лет, будучи сексуально активным? Лучше пощекочите, остановитесь, спросите, все ли в порядке, весело ли малышу, нужно ли продолжить игру? Если игра разонравилась — прекращайте. Так ребенок поймет, что согласие можно дать, а можно забрать обратно, а удостовериться в его наличии нужно для того, чтобы всем было весело и приятно».

Чужое тело

Уоллес-Райт говорит, что уважение к чужому телу можно привить маленьким детям через более понятное уважение к чужому имуществу: прежде, чем взять чужую игрушку, нужно всегда спросить разрешения, а если тебе не разрешают, то брать нельзя: «Точно так же вы объясните, что у каждого человека есть свои границы, которые нужно уважать. если ребенок роется в вашей сумке, чтобы найти телефон и поиграть без вашего разрешения, то вы у него вежливо телефон забираете и объясняете, что сначала нужно спросить вашего разрешения. Если он дергает сестру за косички и убегает, хохоча, потому что думает, что это смешно, объясните, что, может, ему это и кажется смешным, но косички принадлежат сестре, и нужно спросить — будет ли весело ей, если ее дернуть за них. И если нет — то не надо так делать».

Ким Кевилл утверждает, что как можно раньше нужно научить детей социальным нормам, объяснить, что допустимо, а что — нет: «Мало сказать ребенку, что нельзя драться («Ты ударил этого человека и он плачет, потому что ему больно. Ты спросил его, можно ли его ударить? Так что же ты бьешь? Тебе бы понравилось, если бы тебя ударили?»). Так мы не просто говорим, что бить — неправильно, потому что мама так сказала, а потому что это — нарушение границ человека, посягательство на его тело, которым только распоряжаться вправе только он».

Как принимать отказ другого человека от телесного контакта? С уважением, не обвиняя его. Бауерс комментирует: «Если ребенок разочарован отказом — это нормально, а вот, что делать с этим разочарованием — это уже его личная ответственность».

Источник: huffingtonpost.com

— Читайте также: Вопрос — ответ: Разговоры «про это» с детьми от 2 до 12 лет

Мы в Facebook