Отцовские чувства: Как мужчины переживают потерю ребенка

Горевать иначе, но не менее остро

Ольга Семенова, психотерапевтка

15 октября в мире отмечали день перинатальных потерь – день, когда внимание общества обращено на детей, которые не успели в полной мере познакомиться со своими родителями. Иногда случается, что дети родились слишком рано, или их жизнь продлилась очень недолго. В течение прошедшей недели вышло немало материалов, которые отражают тему горевания и травмы матерей, темы состояния медицины и возможностей для женщин иметь детей несмотря и вопреки. Но где же находится другая сторона? Что происходит с теми, кто тоже является родителем – с мужчинами, с отцами детей? 

Я постараюсь использовать щадящую лексику в своей статье, но иногда таких слов как «мертвый», «смерть», «умирание» и «потеря» не избежать. Призываю читателей быть бережными в первую очередь к себе, — если для вас эта тема еще очень острая и болезненная, будьте аккуратны. Читайте понемногу, не заставляйте себя или других изучать этот материал. Дайте себе время, и когда будете готовы – вы снова к нему вернетесь.

Статистика о потере ребенка

Мировая статистика нам говорит, что потеря ребенка на ранних сроках беременности происходит примерно в 1 из 5 беременностей (о которых женщины знали), а также мы знаем, что ежегодно в мире более 2 миллионов деток рождаются мертвыми, и еще около 2.8 миллионов умирают в течение первой недели-двух жизни. Суровая статистика приходится прежде всего на страны с низким и средним уровнем жизни, но и жители стран с развитой экономикой и сферой медицины не застрахованы от детских потерь.

Растущее признание и освещение тем влияния прервавшейся беременности/потери новорожденных привело к повышению интереса к исследованиям психологического и эмоционального бремени, которое ложится на родителей и семьи. За последние двадцать лет уже проведены десятки научных исследований влияния такого опыта, которые расширяют взгляд на процесс потери и горевания в целом.

Что такое горе и горевание

Существует распространенное мнение о том, что горе — это многогранный и очень индивидуальный процесс, хотя в нем могут быть общие черты. Например, ранние модели горя (например, 5 стадий горя по Кубблер-Росс) описывали общие «стадии» горя, от шока или отрицания до принятия или исцеления.

Модель процесса двойного совладания с тяжелой утратой описывает постоянные колебания между «ориентированными на потерю» (эмоциональными) и «ориентированными на восстановление» (решение проблем) стратегиями справляться с тяжелым опытом. Специально для родителей, потерявших детей, подход сохранения близких связей, признает необходимость продолжения такой связи через символические объекты, ритуалы и обмен воспоминаниями.

Наконец, исследования связи гендера и горя показало, что из-за социальных ожиданий, связанных с тем, как мужчины должны вести себя, сами мужчины, как правило, менее склонны к внешним эмоциональным реакциям. Мужчины также испытывают больше трудностей, чем женщины, в поисках или принятии помощи из-за проблем с психического здоровьем, горем и адаптацией к потере.

Как горюют мужчины

После прервавшейся беременности/потери новорожденного мужчины чаще, чем женщины, склонны к компенсирующему поведению (например, повышенному потреблению психоактивных веществ: алкоголя, легких наркотиков), и при проведении диагностики именно мужчины получают более высокие баллы по шкале избегающего поведения, испытывают трудности с обращением или доступом к службам поддержки и помощи.

Из этого можно сделать следующие печальные выводы:

1. Общество по-прежнему не признает опыт мужчин, переживших потерю детей, и это вероятно вредит и самим мужчинам, и семьям.

2. Мужчины скорбят о потере ребенка по-разному, но не менее остро!

3. Мужчины часто переживают утрату так же сильно, как и женщины. У них просто мало возможностей выразить это.

В результате сильные чувства (печаль, злость, грусть и другие) могут иногда переходить в гнев. Часто можно наблюдать, как пары с опытом потеря ребенка (особенно, желанного ребенка), стараются быть сильными друг для друга – и парадоксальным образом, часто непреднамеренно дистанцируются друг от друга в тот самый момент, когда им больше всего необходимо быть вместе. Быть вместе в этом горе. Быть вместе перед лицом их потери. Общей потери.

Можно только условно описать тот спектр эмоциональный и физических переживаний, связанный с невынашиванием беременности и неонатальной потерей, который испытывают родители.

Довольно часто в практике я наблюдаю то же, о чем пишут в исследованиях — осложненное непережитое горе потери является обычным явлением, при этом многие родители испытывают такое горе годами. При этом, о мужском горе известно совсем немного, поскольку большая часть существующей литературы и исследований на тему утраты в связи с невынашиванием беременности и неонатальной потерей сосредоточены на женщинах.

Анализ источников исследований и ряда психотерапевтических подходов показывает, что что переживания горя у мужчин очень разнообразны, и текущие измерения горя и известные модели его проживания, могут не отражать всех сложностей горя именно для мужчин. Качественные исследования проживания процесса показали, что по сравнению с женщинами, мужчины могут сталкиваться с другими проблемами, включая ожидания поддержки от партнеров-женщин и отсутствие общественного признания их горя и последующих потребностей. Как будто потребности есть только у матерей, и они уникальны. Таким образом, мужчины сталкиваются как бы с «двойным бесправным» горем в связи с невынашиванием беременности/неонатальной потерей. Что это значит? С одной стороны, общество ожидает от мужчин стойкости и решения юридических и прочих текущих около медицинских вопросов. С другой стороны, близких и родные сочувствуют часто только женщине, которая переживает утрату, фактически исключая опыт мужчины.

Снова о гендерных стереотипах

Возможно, вы поймали себя на мысли что «мужики ведь не плачут», или «они не столь эмоциональны!» Вынуждена согласиться! Потому что есть такое устойчивое представление, мол, мужчины менее эмпатичны и эмоциональны. И часто это правда так. Но что же их такими делает? Если вам кажется, что дело в гормональном фоне и каком-то принципиально другом мозге — оставьте эту мысль: физиологические различия есть, но они не дают таких различий и ограничений.

А делает мужчин менее эмоциональными и эмпатичными именно стереотип о том, что они таковы. Социально не одобряется поведение, связанное с эмоциональной жизнью. Мужская социализация происходит иначе. Надеюсь, эту статью прочтут и мужчины – ну, вы сами наверное помните как это было? Вы знаете это лучше меня. Вас, мужчин, растят и воспринимают не так, как женщин. И мужчины становятся такими, какими их видят и принимают. Знаете, этот суровый нарратив про мужественных сильных неуязвимых стойких мужчин.
С женщинами история та же самая, только про другие качества характера. Вот и получается, что у нас у всех есть теоретическая возможность использовать в коммуникации с собой, людьми и миром широкий набор инструментов. Этот набор инструментов еще называют «эмоциональный интеллект». Это к теории, а фактически — этой возможности часто нет.

И здесь уже включается личная ответственность каждого и каждой из нас, чтобы решить: хочу ли я пользоваться ограниченным «базовым» набором своих внутренних настроек и установок или я хочу его расширить?

Развитие эмоционального интеллекта

Процесс развития эмоционального интеллекта и способности переживать и проживать сильные чувства неизбежно приводит и к исследованию чувства беспомощности и социальной изоляции.

Потеря ребенка часто становится испытанием для отношений. Даже для самых крепких и длительных. Этот факт обычно делает пары слепыми к проблемам друг друга после потери. «Это секрет, в хороших парах такого быть не должно».

Как психотерапевт, я не могу сосчитать, сколько раз я разговаривала с женщинами, которые чувствуют, что их мужья или партнеры неправильно понимают их после потерянной беременности/неонатальной потери ребенка. Многие недопонимания, возникающие в связи с такой потерей, являются результатом нарушения коммуникации в паре.

Как поддержать друг друга в паре

Вот несколько способов как помочь себе и партнеру (женщине или мужчине) лучше понять и принять утрату ребенка:

1. Говорите об утрате ребенка простыми и честными словами. Искренние слова от сердца, без цели обвинить кого-либо, подойдут.

2. Не ищите виноватых между собой или во вне. Даже если причиной является какой-то конкретный факт, постарайтесь не зацикливаться на этом, ваша цель – взаимная поддержка.

3. Изучайте другие истории о смерти и утрате.

4. Поощряйте друг друга рассказать вам, что вы думают о случившемся, как вы это переживаете, что думаете
Попросите помочь вам вспомнить о ребенке. Воспоминания важны.

5. Поделитесь своими мечтами и надеждами о ребенке, возможно это был выбор имени, или какие-то общие планы.

Обратитесь в местные группы поддержки для родителей деток, переживших утрату (например, «Опіка ангела»)

Безусловно, я перечислила не все возможные пути помощи и поддержки. Ищите свои. Ищите, не останавливайтесь. Не стоит пытаться забыть или вычеркнуть что произошло. Опыт утраты требует внимания, бережного внимания и признания. Именно этот подход позволит вам двигаться дальше по жизни без груза травмы от потери.

Что нужно  изменить в обществе?

Безусловно, настало время развивать не только индивидуальные споосбы поддержки в случае утраты, а и многоуровневые стратегии, учитывая социальную модель мужского горя.

Специально для тех, кто переживает горе, и для решения уникальных проблем, с которыми сталкиваются мужчины, необходима индивидуальная поддержка. Дополнительные стратегии могут также включать общественные кампании по изменению отношения к горю и утрате и продвижению сильных, а не слабых сторон традиционно нормативных «мужских» черт, включая стойкость и способность обращаться за помощью.

Уверена, давно актуальна необходимость в повышении доступности услуг поддержки для мужчин после утраты беременности/неонатальной потери, а также в обеспечении признания и подтверждения их опыта горя. Конечно же, фокус внимания на горевании мужчин и их последующей поддержке не означает что нужно уменьшить значимость потери для их партнерок-женщин. Скорее, изначальное отсутствие признания в качестве равных партнеров в процессе беременности и потери привело к увеличению трудностей в преодолении потери для мужчин и к признанию их права на горевание.

Напомню, что мужское чувство потери усугубляется отношением общества, которое непреднамеренно сводит на нет переживание потери отцом. Вы можете заметить или вспомнить, как многие спрашивают мужчину о самочувствии и состоянии женщины, но кто спрашивает о нем самом? Чувствуя себя незащищенными и уязвимыми, мужчины изо всех сил стараются закрыться от горя и непонимания. В итоге, им приписывают отсутствие чувств. Это так печально и неправильно.

Непонимание в отношениях, часто возникающее вскоре после утраты, сохраняется. Неправильно истолкованные слова или их отсутствие углубляют пропасть. Необсуждаемое цементируется огромным слоном посреди комнаты, которого пытаются не замечать. Потеря может навсегда изменить картину мира и историю отношений партнеров. А может стать Фениксом – где из пепла потери вырастут внимание и любовь, и новый нарратив о жизни. Нарратив о желаниях, надеждах, стремлениях, потерях и приобретениях.

 

Мы в Facebook