Две колокольни, или Как мы оформляли экстернат

Личный опыт Катерины Ботвинник

Катерина Ботвинник, участница команды “Освітній Експеримент”, соосновательница альтернативной школы «Боже, вільна школа», мама двоих хомскулеров делится своим опытом с теми родителями и детьми, которые всерьез задумываются об обучении на дому.

Кто смотрит?

Итак, на одной колокольне мы наблюдаем маму с высшим техническим образованием, опытом участия и организации весьма посещаемых мероприятий, посвященных альтернативному образованию, и девочку 8 лет, с «пространственно-временным континуумом» в лексиконе, гигантскими ахатинскими улитками в числе питомцев и опытом зарабатывания денег самыми невероятными способами. На этой колокольне принято решение познавать мир своим темпом и своими методами.

На другой колокольне видим опытного и ответственного завуча довольно большой районной опорной школы в аккуратном шерстяном костюме с идеальной объемной прической и увесистыми папками с положениями, приказами, методическими указаниями. И самоотверженную директрису, которую сложно застать в кабинете, потому что она ведет уроки, на ней тонна административной работы и все огромное хозяйство школы и прилегающих территорий. На этой колокольне учат сотни детей в условиях минимального финансирования и работают согласно правилам.

Что видят?

Я мама, я вижу, что мы делаем подарок государству — самостоятельно, за счет своих сил и средств растим мыслящего, образованного, сознательного человека.

Завуч школы видит, что мы изолировали ребенка от общества, не привили дисциплину, наделали беспорядка там, где должен быть порядок, украли «солдата из строя» и требуем отдельного внимания к нашей семье и затрат времени и сил директора, завуча, учителей.

Чего хотят?

Мама и ребенок хотят получить необходимое оценивание и при этом минимизировать затраты времени и сил. В идеале получить поддержку и консультацию.

Школа хочет минимизировать количество «лишней» работы, вероятность ошибок и проблем с начальством. Это означает, что каждый экстерн — это дополнительная головная боль и ничего больше.

Что в итоге получают?

Ребенок получает, помимо положенного по закону стресса от контрольных работ, еще и стресс по причине осуждения. Например, когда завуч спрашивает: «А что ты любишь делать?», наивная Таня собирается с радостью перечислить свои реальные увлечения, только-только набирает полную грудь воздуха, как на первом же пункте ее перебивают фразой: «Но в твоем возрасте нужно же учиться, а не печь кексы!». И качают головой разочарованно.

Мама получает непонимание, снисхождение, расшатывание ее позиции, необоснованные времязатраты. Я была вынуждена для оформления бумаг ездить в школу 5 раз в течение 2-х месяцев. То есть с учетом дороги, не меньше 16-ти часов было потрачено только на то, чтобы получить бумажку, которая положена нам по закону и не должна вызывать никаких лишних вопросов. Почему? Потому что в каждом кабинете (включая кабинет медсестры) нужно было рассказать, как мы живем и доказать, что мы не держим ребенка в одиночестве в сырой пещере. А еще потому, что в школе только один человек способен разобраться и оформить необходимые документы, ведь в вопросах экстерната «много подводных камней», а этот сотрудник перегружен, болеет, занят более важными делами. Мама постоянно ощущает, что она доставляет людям огромное неудобство и хлопоты и сильно не уверена, что их усилия в этом направлении как-то оплачиваются.

Школа получает необходимость составить индивидуальный план консультаций и оценивания, утвердить его и согласовать, напрячь всех учителей после уроков или в окнах между ними. Оформить пакет документов, в котором, как в любой нестандартной схеме, можно случайно допустить неточности и оргести проблем. В общем, схема не похожа на win-win… От слова совсем.

Как наладить отношения между школой и хоумскулером

Я не ругаю школу. Ни в коем случае! Учителя (за что я им безмерно благодарна) отнеслись к нам не просто внимательно, а даже с искренним интересом. После первых соприкосновений у них с Таней возникли вполне теплые и взаимные чувства, обнимашки и радость встреч. На контрольной по информатике Таня демонстрировала учительнице возможности code.org и прекрасная учительница не поленилась подключить колонки и погрузитсья в Танины музыкальные предпочтения. Просто директору и завучу никто не объяснил, в чем их роль. Никто не сказал им помочь и поддержать альтернативу. У них четкое понимание, что необходимо “проявить бдительность”! И тут же включается синдром вахтера, запретить все, что можно запретить, проконтролировать все, что можно проконтролировать. Иначе спрос с них. Семья под подозрением, никакие презумпции невиновности не срабатывают.

А что мы можем сделать, чтобы каждый шаг вправо-влево от привычной колеи не превращался в тягомотину и нервотрепку для обеих сторон?

1. Знакомить школы с тем, что такое домашнее образование. Чтобы семьи «домашников» не чувствовали себя нежеланными и даже опасными экзотическими зверями. Предубеждение можно победить только информацией.

2. Помимо положений, которые можно прочитать очень по-разному, вдохновить МОН написать четкие методические рекомендации для школ. Чтобы не один сотрудник школы, а несколько без труда смогли разобраться как и что. И делать эти рекомендации нужно вместе с опытными родителями, в сотрудничестве, а не противостоянии. Четко обозначить «сверху», что для страны с далеко идущими планами, процессы диверсификации в образовании очень полезны!

3. Родителям-альтернативщикам — конструктивно критиковать школу, а не с огненным мечом наперевес. Потому что в школах полно самоотверженных людей, которые делают свою работы в рамках системы и своих возможностей на максимум. Если система семью не устраивает — присоединяйтесь к переменам, уходите их системы. И то и другое в ваших руках!

— Читайте также: Від «А» до «Я»: П’ять інтерактивних абеток для дошкільнят

Мы в Facebook