#HearMeToo: Елена Стрижак

Одна из историй к акции "16 дней активизма против гендерно обусловленного насилия"

Неосознанное. Публичное. Скрытое. Невидимое. Физическое. Сексуальное. Экономическое. Психологическое. Но всегда болезненное и разрушительное. Насилие. Мы привыкли считать, что гендерно обусловлено насилие имеет видимые проявления. Однако иногда насилие может так хорошо маскироваться, что ни окружающие, ни человек, страдающий от него, не понимают, что именно происходит. Сделать проблему видимой можно, начав с диалога. Когда одна женщина начинает говорить, к ней постепенно приобщаются другие. Когда одна своим примером показывает, что нельзя молчать, ей подражают другие. И когда уже не одна она умоляет: «Услышь меня», обществу не остается ничего, кроме как действовать. Реагировать. Защищать. Предупреждать. В этом году тема Международного дня противодействия насилию в отношении женщин и девочек Организации Объединенных Наций — «#ПочуйМене: Остановим насилие против женщин и девочек». В рамках глобальной кампании «16 дней активизма против насилия в отношении женщин и девочек» 16 женщин на страницах WoMo и ZZA! расскажут вам, почему они решили не молчать. Елена Стрижак, председатель благотворительной организации «Позитивные женщины», рассказывает одиннадцатую историю.

Если бы сейчас проходил марш в поддержку женщин, которые пережили насилие, я бы вышла с транспарантом «Насилию нет оправдания». Этот слоган актуален для нашей благотворительной организации каждый год и каждый день. А лично для меня это даже не слоган, а четкая жизненная позиция. Другой вопрос: что с этим делать, как жить и как не повторять своих ошибок, ведь тема насилия культивируется в нашем обществе и плотно вплетена в наш менталитет. Не даром до сих пор люди используют такие поговорки, как “бьет — значит любит”. Но ведь боль, и физическая, и моральная, не может быть связана с любовью. Потому что любовь дает как раз противоположное — тепло, заботу, мягкость, нежность. Для меня любовь и боль — полярные вещи. Но данный стереотип все еще существует. Почему? Потому что мы не знали, как профилактировать насилие и как выходить из кризисных ситуаций. Возможно, сейчас наступило то время, когда мы ломаем эти стереотипы. Например, благодаря таким кампаниям, как #MeToo.

Их идея в том, чтобы не молчать. Ведь когда мы умалчиваем факт насилия, мы, таким образом, не предотвращаем новые случаи. Поэтому нужно говорить о своем опыте. Причем не в таком контексте, что насилие — это плохо, а в контексте того, что было сделано, чтобы разрешить конфликт. Женщины должны знать о положительных результатах, о позитивных примерах, чтобы иметь знания и моральные силы справиться со своими сложными ситуациями. То есть, нужно давать людям, пострадавшим от насилия, решение, конкретные кейсы, а не просто указывать на проблему.

У нас в стране, к сожалению, нет системного подхода к решению проблемы домашнего насилия. А решать ее нужно на государственном уровне, но это станет возможным, если правительство поставит такую задачу в приоритет, а не станет ждать, пока количество пострадавших от насилия женщин вырастет в десять раз. Уже сейчас нужно создавать кризисные центры, куда человек может обратиться за помощью, в школах говорить об этом с детьми, чтобы они знали о проблеме и путях ее решения. А у нас все происходит волнами: что-то случилось — подняли шум, ситуация получила огласку, а потом все стихло. Общество резонирует, но государство с проблемой ничего не делает, нет системности. Да и от институционного насилия никто из нас не застрахован. Думаю, многие сталкивались с такой ситуацией, когда обращаешься, например, в правоохранительные органы за помощью, но вам в ней отказывают, даже не вникнув в суть проблемы. Так что государство нередко и само нарушает наши права.

Поэтому нужно работать с детьми. Еще с садика необходимо говорить о том, что такое личные границы и их пересечение, какие виды насилия бывают, какое поведение считается нормальным, а какое — нет. Причем давать эту информацию стоит ненавязчиво, а более качественно, в непринужденной форме, чтобы дети открылись и поняли. Мне, например, в детстве этого не хватило. Я помню один случай: мне было лет 10, я шла по школьному коридору мимо раздевалки и вдруг какой-то старшеклассник сбил меня с ног и повалил прямо на пол (благо, что я упала на чьи-то вещи). При этом он дотронулся до меня рукой — ниже живота. Потом он встал и просто убежал. А я даже не поняла, что произошло, я не знала, как стоит реагировать. И, конечно, никому ничего не рассказала. Так не должно быть. Детям стоит понимать, что, например, такая ситуация — вне нормы, поэтому насильник должен понести наказание.

Когда я столкнулась с физическим насилием во взрослой жизни, то за специализированной помощью не обращалась. Я женщина темпераментная, уверенная в себе, всегда отстаиваю свою точку зрения. Моему визави это, видимо, не понравилось, и он на меня замахнулся. Позже я начала изучать тему насилия, и пыталась что-то поменять именно в своей жизни, а не в его. В итоге я сделала для себя вывод, что не нужно закрывать глаза на проблему и не нужно прятаться, даже если страшно. Стоит говорить, обсуждать, и таким образом находить пути, чтобы быть услышанной.

— Читайте также: #HearMeToo: Ольга Яценко

Мы в Facebook