#HearMeToo: Мириам Драгина

Одна из историй к акции "16 дней активизма против гендерно обусловленного насилия"

Неосознанное. Публичное. Скрытое. Невидимое. Физическое. Сексуальное. Экономическое. Психологическое. Но всегда болезненное и разрушительное. Насилие. Мы привыкли считать, что гендерно обусловлено насилие имеет видимые проявления. Однако иногда насилие может так хорошо маскироваться, что ни окружающие, ни человек, страдающий от него, не понимают, что именно происходит. Сделать проблему видимой можно, начав с диалога. Когда одна женщина начинает говорить, к ней постепенно приобщаются другие. Когда одна своим примером показывает, что нельзя молчать, ей подражают другие. И когда уже не одна она умоляет: «Услышь меня», обществу не остается ничего, кроме как действовать. Реагировать. Защищать. Предупреждать. В этом году тема Международного дня противодействия насилию в отношении женщин и девочек Организации Объединенных Наций — «#ПочуйМене: Остановим насилие против женщин и девочек». В рамках глобальной кампании «16 дней активизма против насилия в отношении женщин и девочек» 16 женщин на страницах WoMo и ZZA! расскажут вам, почему они решили не молчать. Мириам Драгина, поэт, ведущая радио «Аристократы», рассказывает пятнадцатую историю.

Если бы сегодня я вышла на марш против насилия, на моем транспаранте было бы написано: «Разреши себе прекратить». Для меня насилие это — принуждение говорить, делать или испытывать то, чего не хочу.

Я знакома с такими видами насилия, как манипуляции в школе и на работе, когда апеллируют к чувству вины или слабости, сравнивают, заставляют сомневаться в себе, заботливо утешают, мол, такова твоя судьба, и жестко противостоят из чувства зависти или конкуренции. В моей жизни были ситуации насилия, осознание которого пришла позже. Как раз в детстве — в школе. И однажды в отношениях, когда человек старался газлайтить, но, к счастью, это продлилось недолго. И только потом, почитав пару статей, я поняла, почему мне было так некомфортно. Видимо, позиция жертвы мне не подошла, потому довольно быстро я ушла от этого человека, не до конца понимая свою мотивацию. И, как писала выше, с удивлением обнаружила после в случайных статьях полные совпадения фраз и поведения этого человека с теми, кого описывали как насильника. Если бы я могла дать себе совет тогда, я бы сказала вот что: «Если кто-то заставляет тебя усомниться в себе и своей нормальности, уходи сразу. Любящий человек будет делать все, чтобы ты чувствовала себя счастливой и никогда не испытывала вину».

Кроме газлайтинга в детстве и отношениях, приходилось встречать манипуляторов на работе, в том числе, женщин. А также, к несчастью, хорошо знакома с преследованием. Приходилось на улице быть свидетельницей того, как бьют ребенка, заступилась, попыталась объяснить малышу, что он не должен никому разрешать себя бить, но конечно проблему не решила. Знаю отношения, в которых женщина мучает мужчину своим положением жертвы. В транспорте сталкивалась с домогательствами, в юности было пару раз, старалась уйти в другой конец вагона. И по этой причине делаю все, чтобы дочь не пользовалась общественным транспортом вообще. Вообще, с детьми нужно говорить о том, как справляться со сложными ситуациями, о ценности их тела и души, о гигиене отношений, о возможности и необходимости обращаться за помощью. О том, что доверие и здравый смысл должны быть нормированы и о том, что не все люди поступают хорошо. Я учу дочь не общаться с посторонними и прямо говорю, кому можно доверять, а кому нет.

Проблема насилия в нашей стране никак не решается, потому что, к сожалению, нет культуры, в которой бы объясняли, что после первого удара обязательно будет второй, и это не прекратится, сколько бы у вас ни было детей. Что цель каждого человека должна определяться им самим и может меняться в течение жизни. А замужество или женитьба должны быть равным партнерством, безо всяких жертв. Что мужчины и женщины не одинаковы, но равны и имеют право на работу и отдых в равной степени. У нас нет культуры воспитания, в том числе, сексуального, как это происходит, например, во Франции, когда объясняют, что твое тело – самое ценное и незаменимое, что у тебя есть, и отдавать его в обмен на поход в кафе или хорошее настроение мужа, когда ты этого не желаешь, — преступление против себя. И много еще всего.

И думаю, прекращение замалчивания проблемы (в частности благодаря таким движениям, как #MeToo) — это важный этап, который многим, и мужчинам, и, как ни странно, женщинам, открыл глаза на происходящую повсеместную несправедливость в отношении тех, кого исторически принято считать слабее, как исторически казалось, что брюки носят, голосуют, значит, и проблем не осталось. Уверена, многие, как и я, поражены масштабу проблемы.

— Читайте также: #HearMeToo: Юлия Кондур

Мы в Facebook