Словами детей: Когда ты девочка, когда ты мальчик

9-летние дети из разных стран мира честно о том, как пол влияет на их жизнь и будущее

На прошлой неделе мы писали о том, что впервые на обложке National Geographic появился ребенок-трансгендер — 9-летняя Эвери Джексон. История этой девочки вызвала волну дискуссий среди родителей. Но что думают о гендерных вопросах, самоидентификации, своем поле сами дети, ровесники Эвери? Достаточно просто их спросить, а ответы у них уж точно есть. 

Так, девятилетняя девочка из Кении знает, что родители отдадут ее замуж за того, кто предложит хорошее приданое.

Девятилетний мальчик из Индии уже знает, что в будущем ему придется пойти на поводу у своих приятелей и приставать к женщинам на улице, ведь так делают все мужчины.

Девятилетние дети от Китая до Канады, от Кении до Бразилии мечтают о будущем, о своих профессиях — но только мальчики не считают свой пол преградой, в отличие от девочек.

В девятилетнем возрасте, на этапе перехода из детства в юность, дети, как правило, не задумываются о демографических статистиках и глобальных проблемах. Но когда они говорят конкретно о себе, становится определенно ясно: дети в этом возрасте осознают возможности и те ограничения, которые на них накладывает их пол. Многие дети честно признаются, что чувствуют растерянность из-за определенных обязательств, накладываемых обществом и их семьей из-за их пола. Другие с удовольствием делятся тем, как ломают стереотипы.

Что хорошего в том, чтобы быть девочкой?

Эвери Джексон, убирая цветную прядь с глаз, раздумывает над вопросом: «Все!»

А что плохого?

«Когда мальчики говорят: «Это не твоего ума дело, это только для мальчиков». Так было, когда я впервые решила заняться паркуром», — говорит Эвери.

Первые четыре года своей жизни Эвери была мальчиком и ощущала себя очень несчастной. Ей до сих пор неприятно вспоминать, как она потеряла своих друзей в садике, «потому что я не нравилась их мамам». С 2012 года Эвери стала открытой трансгендерной девочкой.

Взрослые любят обсудить и осудить подобные истории, но детям-ровесникам Эвери тоже есть что сказать. Задавая такие же вопросы детям-участникам этого проекта, журналисты National Geographic получили очень разные ответы. Санни Боуп, наблюдая, как его мама варит рис на углях в Мумбаи, говорит, что самое ужасное в том, чтобы быть мальчиком — это то, что в будущем, когда он повзрослеет, ему придется заниматься тем, что называется «eveteasing» (публичные сексуальные домогательства).

Йики Ванг из Пекина, находит плюс в том, чтобы быть девочкой: «мы более спокойны и надежны, чем мальчики», а Джуллиана Мейреллис из Рио считает, что главным преимуществом является то, что «мы можем первыми заходить в лифт».

— Читайте также: Не хочу быть девочкой: «Побочные эффекты» патриархального строя

Как считаешь, как изменилась бы твоя жизнь, если бы ты был девочкой, не мальчиком (или мальчиком, а не девочкой)?

Лев Хершберг из Иерусалима говорит, что если бы он был девочкой, ему бы «не нравились компьютеры», а Шимон Перель бы прыгал на скакалке.

Если бы Пуджа Павара из Мумбаи была мальчиком, она бы гоняла на скутере, а Ян Жу из Китая «могла бы беспрепятственно плавать в реке, потому что сейчас ей бабушка запрещает, настаивая на том, что вода слишком холодная для девочек». А вот Эрайя Большой Ворон, проживающий в резервации в Южной Дакоте, практически шепотом говорит, что ничего бы не изменилось, потому что «мальчики и девочки у нас — это одно и то же».

Возможно, кому-то слова Эрайи внушают изрядную долю оптимизма, но в реальности до гендерного равенства нам еще очень далеко. «Все меняется, когда дети достигают переходного возраста, — говорит представитель UNICEF Клаудия Каппа. — Именно в этом возрасте еще вчерашние дети сталкиваются с проблемой получения дальнейшего образования, принуждением к ранним бракам и насилием во многих развивающихся странах. Это происходит именно тогда, когда ты перестаешь быть ребенком и становишься женщиной или мужчиной».

Чем ты хочешь заниматься, когда вырастешь?

9-летняя Локаму Лопулму из небольшого села в Кении рассказывает, что у нее нет иного выбора, кроме как выйти замуж за мужчину, который предложит за нее хорошее приданое семье: «А даже если он постоянно будет меня избивать, у моих родителей хотя бы будет одно утешение — мое приданое». Шанель Вангари Муанги, которая живет чуть дальше от Локаму, в Найроби, видит иные перспективы: она хочет стать профессиональным игроком в гольф и помогать нуждающимся.

В Канаде, в Оттаве, Уильям Кэй уверенно говорит о своем будущем «банкира или гениального программиста», а вот Юншу Санг из Пекина мечтает стать офицером полиции, «но большинство полицейских мужчины же, так что я не смогу».

— Читайте также: Чаупади: Обряд, который убивает девочек-подростков

Есть ли что-то, что тебя огорчает?

Томми Боевое Перо из племени оглала-лакота говорит: «Видеть то, как люди убивают себя». Откуда взялись у 9-летней девочки такие мысли в голове? Из истории о самоубийствах в ее резервации, совершенных 12-летними детьми.

Рания Сингла обижается, когда ее младший брат бьет ее, а для Ламилы ал Наджар из Сектора Газа самым большим огорчением стала потеря дома: «Мне было так грустно видеть, как наш дом разрушили», — результат вооруженного конфликта в 2014.

А что тебя радует?

В основном ответы у детей совпадали, в топ-список попали: семья, Бог, еда, футбол и друзья. Хотя некоторые ответы все-таки разнятся. Например, для Марии Эдуарды Кардозо Раймундо из Рио, чьи родители в разводе, самым большим моментом счастья является те мгновения, «когда мама и папа рядом со мной, обнимают меня и дают мне какие-то советы».

Если бы ты мог что-то изменить в своей жизни или в целом мире, что бы это было?

В возрасте 9 лет, по словам Беде Шеппард, заместителя директора подразделения по правам ребенка Human Rights Watch, «у детей развивается чувство эмпатии, честности, умение отличать плохое от хорошего». Шеппард много работает с семьями беженцев, детьми, живущих в тяжелых условиях, и не раз с удивлением отмечал, что очень часто эти дети абсолютно бескорыстны и умеют сочувствовать. Вот почему Санни Боуп из Индии, который ютится в одной комнатке со своей семьей, вдохновленно говорит, что «хотел бы помогать бездомным с жильем».

Клара Фрага из Рио мечтает о том, чтобы «все воры стали добрыми, тогда бы они не грабили других людей». Эбби Хаас из Южной Дакоты избавила бы свою резервацию от «плохих парней». Кьеран Мануэль Роззелли из Оттавы «уничтожил бы террористов». И больше всего поражает то, каким тоном отвечают эти ребята. Кажется, что перед тобой совсем уже не дети.

А что же Эвери? Она бы хотела, чтобы «в мире больше никто ни над кем не издевался. Просто потому что это плохо».

Источник: nationalgeographic.com

— Читайте также: Мадонна: «Если ты родилась девочкой, тебе приходится играть по определенным правилам»

Мы в Facebook