Расти счастливым: Алгоритм действия не идеального, а хорошего родителя

Как вырастить ребенка и себя счастливыми - советы психолога

О методах воспитания детей разворачиваются баталии — и между разными поколениями, и между поклонниками разных систем, и между папами и мамами. Но что же нужно, чтобы ребенок рос действительно счастливым? О том, что нужно знать о психике взрослых и детей, рассказала психоаналитик Анна Кушнерук на лекции «Как вырастить ребенка счастливым и уверенным в себе», организованной проектом MY Pektoral. 

Главный подвох, с которым сталкиваются абсолютно все родители, которые по своей природе не могут не тревожиться за счастье ребенка – то, что ваш ребенок в любом случае будет на вас обижаться и считать, что вы испортили хотя бы часть его жизни. Это совершенно естественно, необходимо, равно как и позитивно-агрессивные чувства, которые вы наверняка испытываете к своим близким, в этом нет большой трагедии. Но давление, которое сегодня чувствуют родители – от общества, культуры, стало колоссально высоким за последние годы. Сегодня существует такое количество знаний, оценок, мнений, что родители стоят перед дилеммой – или они воспитают ребенка правильно, или он вырастет больным.

Каждый из нас внутри имеет некую нехватку, и это норма, мы всегда в чем-то нуждаемся. Это зернышко, на котором начинает паразитировать агрессивная социальная норма: если ты сама не дорастешь, то и ребенка не вырастишь, искалечишь его. Если вы не кормите ребенка до двух лет – вы мать-ехидна. Если кормите после трех лет – точно так же, потому что вы калечите его сексуальность и травмируете психику. Если вы рано идете на работу – вы предательница. Если не идете – вы лишаете ребенка социального окружения. Как же разобраться в том, что делать, чтобы ребенок рос и чувствовал себя счастливым?

Фигура взрослого

Прежде всего, ребенку нужны взрослые, адекватные родители либо взрослые, которые замещают родительские фигуры, ведь не у каждого бывает ситуация, когда есть и мама, и папа. Задача каждого родителя – обеспечить главную возможность ребенку быть в безопасности. Безопасность – ощущение того, что ребенок может рассчитывать на то, что каждая из его физических, анатомических, эмоциональных, психогигиенических потребностей будет удовлетворена.

Воспитание чувств

Если мимика мамы или папы, воспитателя искажена разочарованием, удивлением, и в целом лицо не выражает ничего, то для ребенка это практически смерть. Эмоциональная смерть. Очень важно, чтобы лица родителей были эмоциональные, иначе ребенок растет с двумя крайними симптоматиками – либо постоянная тревожность, которая отравляет его жизнь, ведь он постоянно пытается понять, как к нему относятся родители, либо у ребенка появляется выученная беспомощность, он понимает – что бы он ни делал, как бы себя ни вел, не будет никакой реакции, и он не является эмоциональной ценностью для людей, от которых физически зависит его жизнь.

Чтобы ребенок вырос счастливым и уверенным в себе, ему нужны тренажеры – а это лица, модуляции голоса родителей. С помощью речевого аппарата родителей ребенок должен овладеть миром, благодаря всему тому, чем наделены вы и с чем уже умеете справляться. Прочесть ребенку сказку дурным голосом, охать и ахать от его рассказов, рукоплескать и восхищаться его дурацкими поступками – весь этот цирк и карнавал ребенку необходим, и никогда не поздно его доиграть, если вы раньше этого не делали. Мы можем судить по себе – разве нам не приятно, когда близкие радуются нашим успехам? Эта реакция нам необходима до конца наших дней.

— Читайте также: Послеродовая депрессия и как я ее полюбила

 

Честные эмоции

Ребенку не всегда удается распознать, что происходит со взрослым, когда он расстроен. Что мешает сказать: «Ты знаешь, я ужасно расстроена, мне нужно десять минут, я выпью кофе, я приведу себя в порядок, и мы продолжим»? Так ребенок приобретает опыт и знание, что у взрослых есть чувства, и, соответственно, у него есть право быть расстроенным, а не говорить, что этих чувств нет. Иначе мы растим шизофрению у детей, когда они видят мамино грустное лицо, и в то же время им говорят, что все в порядке. Ребенку говорят, что его будут всегда принимать, а когда мама приводит его на собеседование в школу, то зачастую становится на сторону учительницы-психопатки. И ребенок чувствует колоссальное предательство. Гораздо честнее совершать ошибки, говорить, что неправ, и пытаться исправлять их. Важно свои эмоции знать, распознавать и называть их. Если ребенок спрашивает, что же с мамой, важно хвалить его – за то, что он смог распознать ее эмоцию, и говорить, что это когда-нибудь закончится. Для ребенка жизненно важно, когда он знает, что хорошее или плохое – конечно.

Основание на чувства

Большинство родителей просто запрещают, пресекают возможность ребенка выражать агрессию, плач. Но ему нужно быть расстроенным, агрессивным, дерущимся, а потом постепенно научиться усмирять этого дракона и дружить с ним. Это процесс, он не происходит мгновенно. Второй тип – поощрительный, обещание купить конфетку, чтобы ребенок не плакал. Третий тип – истероидный припадок, когда родитель вообще не знает, как реагировать, и начинает кричать, поощрять, убегать, и это тоже нездорово, потому что генератор случайных эмоций непонятен для ребенка. Нормальный тип реакции – признать, что чувства ребенка имеют основание, и назвать их, сказать: «Как же тебе больно!» Это нормально – дать человеку опыт выражения чувств.

Стоит подумать, когда мы растим, лелеем или травмируем наших детей, почему мы так стремимся, чтобы все их реакции вписывались в наши представления о нашем комфорте? Этого быть не может. Люди, живущие на одном пространстве, довольно скоро начинают раздражать друг друга – и мы раздражаем детей, как и они нас. Мы вынуждены с ними быть довольно долго, много и часто, нужно просто признавать свое раздражение.

Алгоритм действий для родителя:

  • Если возникает агрессия, не нужно автоматически считать, что вы плохая мать и испытываете плохие чувства.
  • Нужно осознавать, что не бывает плохих и хороших чувств – бывают чувства, которые я переживаю тяжело, как неприятные, и чувства, которые я переживаю, как приятные.
  • Я живой человек, я злюсь и раздражаюсь. Ты меня раздражаешь, потому что я уставшая, я живая, и вынуждена снижать свой интеллект до твоего уровня. Тебе два года, а мне 30, и это нормально, что я не хочу все время с тобой играть.
  • Ребенок требует свое законное, и мама должна заботиться о нем, но не обязана испытывать при этом вселенскую радость, так как она отодвигает свои базовые потребности, чтобы удовлетворять потребности ребенка.
  • Палочка-выручалочка для всех мам – знание того, что это конечно. Можно сделать татуировку – это пройдет, вы снова будете спать, к вам вернется хотя бы часть вашего тела.
  • Абсолютно нормально изолировать себя и снять первую волну агрессии, к примеру, уйти в ванную, сунуть голову или руки в воду.

Возможность быть счастливым – это не приручить или заставить замолчать свою внутреннюю виолончель. Важно овладеть навыком игры на этом инструменте, так или иначе маневрировать с чувствами у нас внутри. Растя детей, мы осознаем, что мы музыканты, а они – музыкальный инструмент, и в будущем сами музыканты. У них уже есть свой музыкальный инструмент под названием «психика», и овладеть психическими навыками, возможностью быть счастливым – не значит, никогда не испытывать плохих эмоций, никогда не расстраиваться или злиться. Важно уметь быть разным, не считать себя плохой из-за того, что вы сейчас злитесь. Важно осознавать свои нарушения мыслительных процессов, которые происходят рядом с ребенком. Во время беременности происходит подготовка к тому, что мы долгое время будем рядом с маленьким человеком. И важно перестать бояться, что мы неидеальные родители, потому что худшее, что мы можем сделать для наших детей – быть идеальным Лениным в мавзолее, забальзамированным, лежащим и никогда не расстраивающим детей.

Главное фото: Джон Вильгельм

— Читайте также: Последними словами: Что делать, когда ребенок сквернословит?

Мы в Facebook