От закона о насильниках к жизни без хиджаба: Как сегодня живут женщины в Марокко

Рассказывает правозащитница Иман Заглул

Иман Заглул — разбивает представление о восточных женщинах. Она живет в Марокко, не носит хиджаб, занимается разработкой программ по защите трудовых прав и выступает за продвижение идей равенства в обществе. Мы встретились с Иман на мероприятии ГО «Трудовые инициативы» и поговорили о том, насколько сложно девушке заниматься вопросами равенства в ее стране и с какими проявлениями несправедливости сталкиваются женщины в Марокко.

Иман, как человек, который занимается защитой трудовых прав в Марокко, расскажите, как обстоит сегодня ситуация с гендерным равенством на рынке труда в вашей стране?

Согласно последним данным Индекса гендерного разрыва, Марокко занимает 136 место. Десять миллионов женщин сегодня не трудоустроены, и это при том, что все население страны составляет меньше 40 млн. А если же говорить о разрыве в оплате труда, то в среднем мужчины в Марокко зарабатывают в четыре раза больше, чем женщины.

Но наблюдается ли хоть какой-то прогресс в вопросе прав женщин?

Позвольте мне рассказать вам одну историю. В 2012 году общественность потрясла история изнасилования 16-летней школьницы. В марокканском уголовном кодексе был пункт, позволяющий насильнику жениться на жертве и таким образом избежать тюремного заключения. Ту девушку к браку принуждали ее родственники, которые не хотели огласки скандала. Не выдержав давления, она покончила собой, приняв крысиный яд. После этой трагедии по всей стране вспыхнули протесты и акции в поддержку прав женщин. И в конце-концов, спустя два года эту статью убрали из кодекса. Так что, действительно, вопрос гендерного равенства поднимается в марокканском обществе.

Пару лет назад мы на WoMo писали о скандале вокруг марокканской телепрограммы, в которой женщин учили накладывать макияж, чтобы скрыть кровоподтеки и синяки — последствия домашнего насилия. Какие конструктивные меры предпринимаются, дабы решить проблему насилия?

Совсем недавно был принят закон о противодействии насилию в отношении женщин. Однако он очень туманный, и многие важные положения касательно превентивных мер и санкций в него не включены. Мы недавно провели исследование касательно положения женщин — это был внутренний закрытый опрос. Хотелось узнать, какова ситуация с ущемлением прав женщин на самом деле.

Мы узнали, что 50% случаев насилия в отношении женщин — это, собственно, домашнее насилие. Однако оказалось также, что чаще всего насилию подвергаются учителя и работники сферы образования. Кто на них поднимает руку? Родители учеников и сами студенты.

Второй момент — экономическое насилие, в рамках которого муж может ограничивать свою жену в средствах. Этот вид насилия, кстати, ведет за собой и физическое.

Что касается сексуальных домогательств на работе, то в категорию риска попадают женщины, работающие в частном секторе, потому что зачастую они официально не оформлены и не имеют никаких прав на защиту.

Я считаю, что гендерный вопрос, в частности проблема гендерно обусловленного насилия, должны быть включены во всевозможные важные документы: трудовое и уголовное законодательство, уставы на рабочих местах и т.д. И было бы целесообразно принять закон, касающийся насилия и сексуальных домогательств именно на работе.

Семья вас поддерживает в вашей активистской деятельности?

Моя семья — это семья активистов, поэтому я с ранних лет впитала этот дух бунтарства. Это у меня в крови. Да, я — мусульманка, но я не ношу головной убор. Морокко — это не Саудовская Аравия, где головной убор обязателен. Я свободна и не должна делать того, что не хочу. Но это не означает, что я не уважаю выбор других женщин покрывать голову.

А вы ощущаете давление со стороны общества или семьи, что должны как можно быстрее стать матерью?

Работающим матерям в Марокко приходится непросто — они несут двойную нагрузку, потому что, как правило, домашние обязанности лежат на плечах именно женщины. Со стороны общества я ощущаю давление, мол, время идет, биологические часы тикают. Но все зависит от семьи. Я замужем, но детей у меня пока что нет, и моя свекровь говорит, что «всему свое время».

Вы — счастливица!

Да, мне точно повезло! Но еще я умею выстраивать границы. Я четко даю понять людям, что не стоит лезть в мою личную жизнь, и точно также не вмешиваюсь в их.

Записала Татьяна Касьян

— Читайте также: Ізза Інзамлія: «Залякування, дискримінація, харасмент — це тільки частина, з чим я зіткнулась у Джакарті»

Мы в Facebook