Елена Шевченко: «Когда заходит речь о правах женщин, у чиновников это вызывает улыбку»

Итоги заседания украинской делегации в ООН как проверка на толерантность

14 февраля в женевском офисе ООН проходили слушания комитета CEDAW, или Конвенции по противодействию дискриминации против женщин, на которых с отчетами выступила украинская делегация – как неправительственных, так и правительственных организаций. В Женеве обсуждались болезненные вопросы – о ратификации Стамбульской конвенции, о правах ЛГБТ-людей и уровне толерантности в целом. Впечатлениями от мероприятия с WoMo поделилась Елена Шевченко, сопредседательница Коалиции по противодействию дискриминации в Украине, руководительница общественной организации Insight, занимающейся защитой прав ЛГБТКИ-сообщества.

Как часто проходят слушания в ООН? Насколько они важны для Украины?

Рассмотрение по конвенциям проводится раз в несколько лет. Конвенция CEDAW по противодействию дискриминации женщин проводится раз в пять лет. Государство должно отчитаться, что было сделано за этот период в сфере противодействия дискриминации женщин, включая предыдущий отчет, который был пять лет назад.

Рассмотрение проходит так: в Женеве НГО, негосударственные организации, предоставляли теневые отчеты, а после этого был отчет государственной делегации. Так комитету ООН удобнее подготовить вопросы для чиновников и узнать позицию правительственных организаций. Украинские чиновники на все вопросы о положении женщин, о политической недопредставленности, о недостаточности квот, о домашнем насилии чаще всего отвечали, что у нас конфликт с Россией. Замминистра юстиции Сергей Петухов заявил о том, что гомофобия в Украине вызвана российской пропагандой. Но напрашивается вопрос: в таком случае все члены нашего парламента смотрят российское телевидение? Представители правительства пытались склонить комитет к тому, чтобы Европа помогала нам в борьбе с Россией, и все будет хорошо, но это неправда.

Какие рекомендации получила украинская делегация?

В Женеву в составе украинской делегации приехали заместители министров по многим ключевым направлениям – юстиция, соцполитика, минздрав, заместитель генпрокурора – все те, кто должен принимать решения. Но когда заходит речь о правах женщин, у них это вызывает улыбку. Они думают, что все хорошо, какие могут быть права? На вопрос о представленности женщин в переговорном процессе тот же Сергей Петухов начал приводить пример Ирины Геращенко. Но какой бы она ни была активной, это всего лишь одна женщина.

В нашем теневом отчете мы просили о дополнении законодательства по преступлениям на почве ненависти, гомофобии и трансфобии. Также мы просили о ратификации Стамбульской конвенции в полном объеме, включая гендерно ориентированное насилие. Мы получили вопросы о том, как государство защищает ЛГБТ-людей и тех, кто находится в союзах, которые не признаются в Украине. Также мы говорили о семьях с детьми, как их защитить в случаях, когда одна из мам или один из пап, биологический родитель, умер или с ним что-то случилось.

Итоговые рекомендации комитета будут известны 6 марта, но исходя из вопросов, заданных украинской делегации, понятны основные направления работы. Это, конечно, ратификация Стамбульской конвенции – члены комитета очень четко сказали, что конвенция должна быть принята в полном объеме, иначе она теряет свой смысл. Очень много вопросов было по сельским женщинам, по политическим квотам, по репрезентации женщин в органах власти, по тому, как государство относится к секс-работницам, по ЛГБТ, ВИЧ-позитивным людям и людям с инвалидностью. После выхода рекомендаций через два года государство должно будет подготовить первый отчет о том, что сделано, как оно справилось с рекомендациями. Если бы оно прислушивалось к ним, то, конечно же, изменения были бы.

— Читайте также: #КонвенціяУПодарунок: Защита от насилия вместо цветов и сердечек

Ведется ли статистика дискриминации? Какими данными вы оперируете?

Ситуация со статистикой разная. Женщины в сельской местности – это одно, доступ к здравоохранению – другое, уязвимые группы – третье. Государственная делегация в Женеве проигнорировала вопрос о ромских женщинах, такое впечатление, что их вообще нет в Украине. Государство должно вести статистику по доступу к ресурсам и услугам. К сожалению, у них общих данных нет, и об этом в Женеве они сказали честно. Общественные организации владеют статистикой, но по своим отраслям, и общую увидеть сложно. В частности, разрыв по заработной плате сохраняется на уровне более 30%. Украинская делегация с гордостью рассказывала о том, что женщин в судейском аппарате работает около 80%, но это те, кто бумажки перекладывает. А сколько женщин в Верховном суде?

Насколько уровень толерантности в Украине отстает от европейского?

Украина очень сильно отстает по уровню толерантности, честно говоря. На заседании комитета госпожа Федорович из Минсоцполитики демонстрировала книжечку для детей о работе Национальной полиции. В пример она приводила один из материалов, подготовленный государством для того, чтобы говорить о гендерном равенстве. А в книжечке, собственно, написано, что из-за женщин чаще всего происходят аварии на дороге – оказывается, они красят губы в машине, ездят в неудобной одежде, засматриваются на что-то. Не знаю, как ей вообще пришло в голову демонстрировать это. В странах Западной Европы сложно себе такое представить. Наши представители государства не знают, что такое сексизм, объективация женщин в рекламе. Было бы очень хорошо, если бы украинские чиновники проходили тренинги на предмет реальной дискриминации.

Наша главная цель, важная для всего женского сообщества, – ратификация Стамбульской конвенции и принятие закона о противодействии домашнему насилию. И здесь парламент застопорился на гендере и сексуальной ориентации. Как оказывается, для наших депутатов сексуальная ориентация означает пропаганду гомосексуальности.

Я считаю, что сейчас – поворотный момент. Наша власть и парламент настолько гомофобны, что если мы сейчас проиграем, то будет очень сложно потом бороться за законодательные нормы о правах ЛГБТ-людей. Если просто за понятие «гендер» идет война, это очень плохой знак.

Если смотреть на геополитическую ситуацию, то мы видим что сейчас активизируются консервативные политические силы, которые хотят взять реванш, это и кризис мигрантов в Европе, и Трамп в США. Поэтому в ответ прогрессивные люди пытаются сплотиться и стараются говорить о проблемах равенства, о дискриминации, правах человека. В этом я вижу плюс.

— Читайте также: Насилие в семье: Верховная Рада заблокировала ратификацию Стамбульской конвенции

Что нужно делать, чтобы улучшить ситуацию?

Государство ничего не делает, чтоб бороться со стереотипами. Посмотрите на учебники, где прописаны традиционные роли для мужчин и женщин. А они очень влияют на общество. Националистические организации, которые стараются сейчас внедрять свою повестку, тоже оказывают влияние на настроения. И государство никак этому не противодействует.

У нас нет такого количества каналов, которые могли бы транслировать толерантные месседжи, обучать людей. Да, у нас есть выход на определенную аудиторию, но мы не можем достучаться до всего общества. Такие каналы есть только у государства, и оно их нам, к сожалению, не предоставляет и само ничего не делает. Я верю в общество, вижу, как меняется мнение людей, как меняется восприятие — когда есть возможность услышать друг друга, задать вопросы. Но к сожалению все общество образовывать очень сложно, нужно начинать с садиков.

Куда обращаться женщинам в случаях дискриминации?

Если вас дискриминируют признаку пола при приеме на работу, то у нас есть закон, принятый в 2014 году, о противодействии дискриминации. С этим можно идти в суд, согласно закону в этом случае бремя доказывания будет лежать на человеке или компании, которая допустила дискриминацию. Здесь не нужно переживать о сборе доказательств, нужно идти в суд и пробовать – практики таких обращений мало, люди не знают об этом или боятся, что траты на разбирательства будут высокими. Есть также бесплатная правовая помощь, куда можно обращаться во всех регионах.

По вопросам домашнего и сексуального насилия есть телефоны горячих линий. Но проблема остается – обратиться есть куда, а вот как много людей это делает, — это уже другой вопрос.

— Читайте также: Домашнее насилие: Что изменит новый законопроект

Мы в Facebook