Компаньоны: Ольга Немченко & Патрисия Шморгун-Гаврилишин

О бизнесе, женской дружбе, гармонии и воспитании детей

Вот уже двадцать лет украинка Ольга Немченко и уроженка Швейцарии Патрисия Шморгун-Гаврилишин ведут вместе бизнес (совладелицы Украинско-Швейцарской медицинской группы Porcelain Group (стоматология, офтальмология, эстетическая клиника), ломая стереотипы о международном партнерстве и женской дружбе.  

О начале бизнеса и дружбы

Патрисия: У нас с Олей схожие взгляды на многие вещи, в том числе и на то, что касается Porcelain. Я бы даже сказала, что Porcelain —  это мой четвертый ребенок, мы его воспитывали как своего ребенка.

Ольга: Согласна и не согласна. У меня партнерская модель отношения с сотрудниками: мы партнеры. Мы собрались вместе, чтобы делать интересное, нужное и полезное дело. Создание Porcelain совпало с Тусиной третьей беременностью, и у нее и пошло параллельно: рождение ребенка и создание новой компании.

Патрисия: Я согласна с Олей, мы очень много сил и энергии вложили в  Porcelain, мы очень тщательно продумывали, как развивать его, и что делать, чтобы он был на уровень выше остальных по качеству услуг, технологий, сервиса и всего остального. Мы придумали, что наша клиника может стать семейным центром. Мы всегда стараемся быть на шаг впереди для наших пациентов, для наших сотрудников, для наших партнеров.

Я психолог, а не стоматолог, работала в разных сферах бизнеса в медицине. Я занималась психологией, маркетингом, патопсихологией. Поэтому у меня специфический взгляд на некоторые вещи.

DSC_3391Ольга: Туся сказала про свое первичное образование психолога. Я же по образованию математик. Я закончила факультет кибернетики, потом защитила кандидатскую диссертацию по моделированию, изучению и анализу сложных систем. И, наверное, после многих лет в Академии наук, когда пришло время и можно было уже заниматься бизнесом, этот багаж сыграл свою роль. Ведь наш бизнес — это сложно организованная система, куда входят и отношения между людьми, и отношения между партнерами.

Конечно, с одной стороны было сложно, потому что мы не врачи.

Почему стоматологическая клиника? Так получилось. Я была пациенткой одного врача, которая потом ушла из компании, а Туся была с ней связана в совершенно других сферах. Нам показалось, что это может быть интересно.

Это был 1994 год, когда все хотели заниматься бизнесом, но никто не знал, как. Было не понятно, имеет ли отношение маркетинг к менеджменту. Но было интересно.

Наверное, нам повезло в том, что, не имея большого опыта в бизнесе, мы начали с маленькой компании. Мы начали с двух  стоматологических кресел и семи человек персонала. За это время мы выросли, и у нас сейчас 120 сотрудников. Для медицинской компании это немало. У нас уже несколько направлений в медицине, но, главное, у нас есть отличная  команда и очень хорошая репутация.

Важно, что нам до сих пор это интересно. Потому что, если тебе это не интересно, то и сотрудникам будет не интересно. Тут уже не только наш вклад, но также наших сотрудников и главврачей, которые, я уверена, болеют нашим общим делом и, как пчелки, приносят к нам в клинику все самое новое.

Патрисия: Я никогда не видела себя в роли бизнес-леди, у меня не было твердых принципов, как нужно делать бизнес. Я жила в разных странах, говорю на нескольких языках. Я была довольно гибкой. И была достаточно открыта, чтобы понимать, что есть какая-то специфика места и времени, что просто нужно идти и доверять твоему партнеру. Когда ты уже выбираешь партнера (конечно, сначала нужно узнать друг друга) то потом нужно доверять ему, а не постоянно соперничать и спорить с ним.

Помню, мне тогда говорили: “Что ты делаешь, ты не знаешь, куда влезаешь, не видишь разве, что все иностранцы, которые пошли в Украине в бизнес, оттуда уходят, у них украли деньги”. Но я рискнула.

Ольга: Легко в том, что у нас одна система моральных ценностей. Всегда есть какая-то основа, на которой ты начинаешь строить бизнес. Конечно, бизнес должен быть эффективным, но не вопрос денег должен стоять во главе угла.

Когда мы начинали, в стране было принято, что у врача был план по сумме, которую он должен принести в компанию. И вот ты должен и все. И что ты будешь делать со своими пациентами, это твое дело, а вот владелец обязывает тебя такой план сдать.

Но мы так никогда не делали. Интересы пациента всегда были первичны. И мы врачей воспитывали на этих же принципах. Фактически мы за все это время не берем врачей из вне. Мы их всех воспитываем сами. И какие-то наши попытки привлечь врачей из других клиник заканчивались неудачами.

Нам приходилось образовывать не только врачей, но и пациентов. Приучали к обзвону пациентов перед визитом, они поначалу воспринимали это с недоумением: “Вы что думаете, что я  не помню, что записался, что у меня плохая память?”… К работе со страховыми компаниями. Точно так же приучаем людей и к новым технологиям. Это тоже направлено на пользу пациентов.

О work/life балансе

DSC_3524Патрисия: Только молодость может столько всего сделать. Я была беременна третьим ребенком. И для меня уже пришло время после восьми лет, которые я не работала, путешествовала по миру, сделать что-то для себя и для детей.

У меня была ответственность перед детьми, но также я хотела реализовать себя как отдельный человек, отдельно от своих семейных обязательств.

Но все равно мы обе счастливы, что у нас была поддержка в семье, поддержка наших мужей, что очень важно.

Когда женщина реализует себя, это очень хороший пример для детей. И даже маленьким детям не нужно ничего объяснять, лучше моделировать. Детям важно видеть, что мама себя реализует.  Мы все сделали своими силами. Мы были уверены, что наш труд в конце концов даст результаты.

Ольга: Не так важна длительность, как важно качество времени, которое ты проводишь с детьми. Замотанная мама, которая 24 часа с ребенком, вряд ли принесет ему больше счастья, чем интересная мама, которая полна каких-то идей и планов, полна оптимизма и красок жизни.

Патрисия: Все успевать я никогда не пыталась, потому что знала, что это невозможно. Это фантастическое давление. Ты определяешь задачу на день и концентрируешь свое внимание на ней, и делаешь все, что только в твоих силах. И чем больше у тебя опыта, тем лучше и проще у тебя все будет получаться.

Бизнес — это была моя самореализация. И это очень важно. Найди, где у тебя источник сил, и тогда ты найдешь, как себя реализовать.

Женщины сейчас имеют возможность попробовать себя в разных сферах и нужно использовать эту возможность.

Ольга: Нужно думать прежде всего о собственной гармонии. И если молодой женщине хочется реализовать себя профессионально, она должна это делать. Но она должна понимать, что в себе нужно искать этот ресурс. Не в муже, не в детях. Дети не скажут: “Мама, я тут посижу тихонько, а ты займись бизнесом”, она должна сама организовать свое время.

Молодым девушкам должно быть сейчас легче. Уже в семьях приняты партнерские отношения, а это очень важно, когда муж не видит в жене куклу, которая его ждет, выглядывает из окна, а видит человека, который тоже хочет реализоваться.

Сейчас легче, чем было 20 лет назад.

Чему научить детей

Ольга: Мы все вышли из семьи, и все, что у нас есть, это тоже из семьи. И если в тебе заложены правильные, хорошие основы: любовь к труду, своей семье, своей стране и делу, которым ты занимаешься, то все остальное очень просто. Просто следуй этим правилам и все.

Хотя это и простые истины, но им не все следуют. Ты живешь в семье, но ты ругаешь всех: у тебя плохие муж и родители. Ты ругаешь свою работу, ты не понимаешь, что ты тут делаешь, начальник дурак, и ты живешь в самой плохой стране. Ну как ты можешь быть счастливым при этом?

В нашем менталитете не заложено говорить большие фразы о патриотизме, мы не американцы, которые по любому по воду поют гимн. Мы теперь стали больше говорить об этом. Но все равно детям нужно это говорить, это не приходит само.

Так прямо и говорить: ты должен выбрать работу, которую ты будешь любить. Мы испорчены Советским Союзом, сейчас можно смеяться над этим, но он здорово ломал психику: вешаешь на спинку стула пиджак, и считается, что ты на работе, хотя ты мог заниматься чем угодно.

Патрисия: Когда я сюда приехала в 1992 году, и в Москве, и здесь, я слышала выражение “сижу на работе”. Я его держу как символ эпохи, метафора рабочему миру бывшего Советского Союза. Ни в французском, ни в английском я не знаю, чтобы так отвечали. Обычно на вопрос “Где ты?”, человек отвечает “Я работаю”. А тут “я сижу на работе”. Значит, сидеть на работе — это одно, а работать — это совсем другое.

Я выросла вне этой системы, но у нас также есть понятия, что хорошо, а что плохо. Когда есть любовь к семье, к тому, чем ты занимаешься, и к стране, в которой ты живешь, это добавляет уверенности в себе.

Также нужно, чтобы родители доверяли детям, чтобы были уверены, что воспитали ребенка самостоятельным, думающим. Что ребенок, когда придет время выбирать свой путь в жизни, сможет это сделать. А мы, родители, должны сделать шаг назад, и дать совет или помощь тогда, когда нас попросят. Чтобы если вдруг дети растеряются или им станет страшно, они знали, что мы рядом и всегда поможем.

DSC_3399Ольга: Это очень интересный момент, в нашей культуре долго жить вместе с родителями было нормальным. Это было связано со многими причинами. С одной стороны, квартирные вопросы так легко не решались, и молодой семье было сложно отделиться. Но, с другой стороны, и ментально у нас так было заведено.

У нас, в моей семье, четыре поколения жили вместе. И хорошо было. И нам всегда было странно, когда за границей в 16 лет ребенок уходил из дома и жил, как хотел. Мы смотрели на это свысока: какой это жестокий западный мир, детей выгоняют из отчего дома, а вот мы нашего тридцатилетнего мальчика никогда не выгоним.

На самом деле, здесь есть вторая сторона: мы не даем самостоятельности нашим детям, заранее прогнозируем, что им лучше делать, ведь мы лучше знаем. И когда наступает момент, когда нужно отпустить ребенка, он не готов к этому. Выпустить его, когда он не знает, что ему с этой свободой делать, — это не правильно, конечно.

О различиях в менталитете

Ольга: Различия были и есть даже сейчас. Если в личностном плане, то, наверное, мы достигли достаточно глубокого уровня доверия. Туся мне не раз говорила, западным людям сложно достичь такого доверия. Мы можем говорить с ней практически обо всем.

Меня выбрали крестной Тусиной третьей дочки, которая родилась, когда мы открывали Porcelain, и поэтому я считала, что могу вмешиваться в ее воспитание. И поначалу вот такое мое вмешательство не всегда легко давалось Тусе.

Но тут она тоже шла мне навстречу. Туся говорит: “Я посидела и подумала, она ведь могла этого не говорить, она же тоже могла этого не сказать, ей тоже это тяжело далось, но она это сделала во благо. Тогда я это приняла”.

А что касается бизнеса, то тут большую роль играют наши личностные качества, различия в характерах. Я скорее проектный менеджер, я вижу проект, и мне нужно достичь цели, и я готова не так внимательно останавливаться на этапах, мне нужно получить результат. Это мой тип менеджмента. Туся больше склонна к микроменеджменту. Она внимательно отслеживает весь процесс.

DSC_3576Патрисия: Люди часто нам говорят: вы столько лет вместе, вы идеальная пара. Но дело не в том, что мы идеальная пара, мы просто научились строить отношения друг с другом. Это как танго танцевать: что-то нужно делать вместе, что-то нужно делать порознь, но все время двигаться в одном направлении.

У нас разная культура, хоть я и украинского происхождения, но я выросла в другой системе координат, это более демократичная система.

Я понимаю, что это танго, и оно хорошо и для бизнеса. Мы друг друга дополняем. Я знаю,что я могу доверить Ольге. Если это та часть бизнеса, в которой Ольга лучше разбирается, и она говорит, что будет этим руководить, тогда будет так.  Я же сильна в логистике.

Стратегически мы хотим одного и того же для нашего бизнеса. И если какие-то детали в видении отличаются, мы можем найти вариант, который лучше для бизнеса. Интересы бизнеса для нас на первом месте, а не наши личные амбиции.

Гендерное неравенство

Ольга: Я никогда с этим не сталкивалась, никогда. Может быть, какой-то первый момент, но, в принципе, я бы не сказала, что гендерная проблема актуальна для Украины. Если ты вступаешь в бизнес-отношения, и через некоторое время партнер видит, что ты смотришь на дела не как девушка, а как бизнес-партнер, то и относится к тебе соответственно.

Патрисия: Не знаю, как Оля, а я замечала. Однозначно были какие-то вопросы.

Но с другой стороны, когда мы начинали, 99% предприятий, которые были организованы украинцами с иностранцами, через год распались. Двум людям, которые приходят из разных миров, сложно взаимодействовать. Поэтому, я думаю, нам, женщинам, было проще. Ведь женщины от природы более мягкие и гибкие, легче приспосабливаются.

У меня не было цели, как у суфражисток, показать, что женщина может все делать наравне с мужчинами или даже лучше мужчин. Это просто был персональный проект. Многие удивлялись, что ни один из хозяев клиники не стоматологи. И со временем мы видели, что, возможно, в этом наша сила. Ведь у каждого свой талант.

Мы в Facebook