Линдсей Гриззард: «Как я была единственной женщиной в мужском коллективе»

Мэнсплейнинг по любому поводу и табу на слово "менструация"

Женщин в ІТ-компаниях совсем немного, в США — лишь 1 из 4 сотрудников таких компаний — женщина, а в Украине и того меньше. Линсей Гриззард, разработчица ПО, была единственной женщиной в полностью мужском коллективе целых два года. И теперь она готова рассказать о своем опыте.

Это был небольшой ІТ-стартап, в котором работали 11 человек, а Линдсей была единственной женщиной-разработчиком среди них: «Я не помню, как мы начали говорить на эту тему, но я произнесла слово «месячные» абсолютно вскользь, говоря даже не о себе, и тут как будто из комнаты мгновенно вышел весь воздух. Пауза. Потом продолжили говорить дальше. Помню, я рассказывала подруге, что моя компания «официально признала» существование месячных и никто от этого не пострадал».

На словах и на деле

Культура этой компании очень отличалась от Hackbright Academy, полностью женского ІТ-центра, где Линдсей до этого проходила подготовку. Многие женщины, работающие в сфере технологий, оказываются в подавляющем меньшинстве на рабочем месте, чаще всего под руководством мужчин. При этом они нередко сталкиваются с проблемами разрыва в оплате труда и с домогательствами. Но даже если таких трудностей не возникает, недопредставленность женщин в компаниях этой сферы выливается в опыт мэнсплейнинга и отсутствия истинной солидарности для тех женщин, которые оказываются в своеобразной изоляции.

«Когда меня пригласили на собеседование по приему на работу в эту компанию, они раз 10 упомянули, что они понимают, как важно, чтобы в команде были представлены женщины, как они ценят разнообразие, как им важны женщины и так далее. Мне стало даже немного неловко от того, что я была больше нужна как женщина, чем как специалист, но от работодателя такое пылкое желание включить женщин в коллектив наблюдаешь редко, поэтому я тогда решила, что это очень мило с их стороны. Тем более, что это была моя первая попытка трудоустройства и внутри себя я говорила: «Пожалуйста, пожалуйста, возьмите меня на эту работу» — а тут оказалось, что я им нужна чуть ли не еще больше, чем они мне. Правда, факт «другого» пола как-то быстро исчез и стал вдруг подчеркиваться снова лишь за несколько месяцев до увольнения. Единственный человек в компании, говоривший открыто о моем поле — это был HR, все остальные вообще старались никак не касаться этой темы», — рассказывает Линдсей.

Свой парень

«С самого начала работы я стала таким себе «своим парнем». Хорошо, что я все-таки айтишница, поэтому я спокойно могла поддерживать разговоры коллег о фильмах и видеоиграх, жаль только, что это было все, о чем говорили вокруг. Поэтому в коллективе я могла выразить только половину своей личности и это стало еще очевиднее, когда я устроилась в последствии на другую работу.

Сначала то, что мой пол не подчеркивался, мне очень нравилось, потому что я могла спокойно сосредоточиться на моей работе. Никто ко мне не приставал, никогда никаких сексистских шуточек, никакой объективации. Где-то через полгода ко мне привыкли. Однажды за ланчем разговор как-то коснулся косметики, а у нас был коллега, жена которого работала дизайнером в Sephora. Я сказала: «Да, Sephora делает неплохие помады». И вдруг этот коллега начал мне читать лекцию про помады: какие бывают типы, чем один отличается от другого, и что он лучше меня разбирается в помадах. Я помню, что смотрела на него и думала: «Ты не красишься помадой. Если твоя жена работает дизайнером в Sephora, это не значит, что у тебя есть жизненный опыт использования помады». Я подумала, что именно так выглядит мэнсплейнинг — это когда мужчина бросается тебя учить жизни, потому что мужчины, конечно же, лучшие эксперты во всем. Я огляделась: другие коллеги заметили странность этих поучений, но никто ничего не сказал. Когда мы перешли на другую тему, все с бешеным энтузиазмом включились в очередное обсуждение фильмов и игр».

Немного предубеждения

«Я уверена, что именно то, что я единственная женщина в команде, определяло поведение моего технического куратора: остальные ребята частенько просили его сесть рядом и помочь с программой. Ни разу он не отозвался на мои подобные просьбы: он скрежетал зубами и садился на «пионерском расстоянии» от меня.

Еще были неловкие моменты, когда в офис приходила чья-то жена или девушка и обязательно восклицала: «О, у вас тут есть одна женщина!» Редко когда подобное замечание делал мужчина. Я не обижалась, но по офису пробегала еле заметная волна. Я подружилась с одним младшим разработчиком, мы часто работали в паре, но вот на тему «женщина в коллективе», по поводу того же случая с помадой, он не понимал, как реагировать: «Ну, я не знаю».

Извлеченный урок

«Я думаю, что ключевое здесь — это отсутствие или недостаточное присутствие женщин-руководителей в компании. Если бы у меня была начальница-женщина, я смогла бы спокойнее обсуждать какие-то специфические моменты. В моей новой компании много женщин-лидеров, я могу с ними поговорить, и это такая разница! Даже просто поговорить о динамике отношений полов вообще. Я сейчас работаю в Gusto, это финтех-компания, мужчин и женщин среди сотрудников поровну, здесь действительно не просто декларируют ценность разнообразия, но и запускают инклюзивные программы. А на собеседовании со мной хотели пообщаться 12 руководителей. И все продолжали и продолжали задавать вопросы. Все, кроме одной женщины. По-моему, это очень красноречиво».

Источник: fastcompany.com

— Читайте также: Домогательства на работе: Что делать, если вам нужно кормить семью

Мы в Facebook