Татьяна Зайцева: «В Украине дизайном чаще занимаются женщины, у нас в обществе есть заблуждение, что это легкое и эфемерное ремесло»

Как строить международный бизнес в сфере дизайна интерьеров

Разговоры о том, что «в Европе нас никто не ждет, никому мы там не нужны», традиционно подпитывают наш комплекс неполноценности, убеждение в том, что Украина – безнадежно отставшая страна, которая не в состоянии предложить ничего интересного. Однако эти представления разбивают те люди, которые выходят на международный рынок и, ровно так же, как и остальные бизнесмены мира, тяжело трудятся, чтобы оставаться актуальным для своей аудитории. Одним из таких вдохновляющих бизнес-примеров является дизайнер и мама двоих детей Татьяна Зайцева, владелица студии дизайна интерьеров Tatiana Zaitseva Design Studio, которая работает на рынках Украины и Польши.

Татьяна, расскажите, как вы занялись дизайном? Как долго вы работаете в этой сфере?

Когда я думаю о своем пути, то не знаю, смогла бы сейчас повторить то же самое. Я начала карьеру более десяти лет назад, в 2002 году. После факультета прикладной математики КПИ я работала в колл-центре, но была увлечена рисованием стульев. Я не владела компьютерными программами для моделирования мебели, и мне посоветовали архитектора, чтобы он меня научил этому. Сейчас украинский дизайн актуален, но тогда тот архитектор сказал мне: «Я, конечно, тебя научу, но дальше делай с этим сама, что хочешь. Кому нужны твои стулья?» Несмотря на то, что меня убеждали в неинтересности моих наработок, я все равно научилась чертить. Я решила стать конструктором корпусной мебели, на собеседовании меня попросили нарисовать шкаф, и я разбиралась по каталогам, чертежам, как устроена эта мебель. Обучаясь на ошибках, я стремилась расти, предлагала различные идеи. Я взяла преподавателя, мы разбирались в структуре дерева, работе с материалами. Затем я работала в Braun, Interio, Still House, компаниях, совершенно разных по ассортименту и уровню.

В моей карьере все случалось молниеносно – больше, чем три дня, перерывов не было. Когда я решила выходить на самостоятельный уровень, то поместила объявление и сразу получила отклик. У меня появился партнер, тоже дизайнер, и мы сделали рассылку по строительным компаниям, предлагая свои услуги. Нам предложили здание на улице Нагорной, дом клубного типа с девятью квартирами, две из которых мы оформляли. И в этом стартовом проекте мы могли реализовать все идеи, которые у нас накопились к тому моменту.

В работе дизайнера, архитектора случаются подрядчики, которые ведут себя недобросовестно. Они могут соблазнять хорошими контрактами, а потом исчезать с деньгами, не расплатившись за работу. Коллеги часто жалуются, что такой бизнес в духе 90-х встречается до сих пор, но лично у меня есть проверенные партнеры, с которыми я работаю в Украине.

Советы, как обезопасить себя:

  • Проверяйте сметы, предварительно встречайтесь с людьми,  которых вы нанимаете, а также выезжайте на объекты. У хорошего прораба всегда в работе 3-4 почти завершенных проекта. Поехав на такой объект, вы можете проверить, как установлена дверь, положена плитка или поклеены обои. И если работа выполнена качественно, то можно нанимать эту команду – лучше подождать две недели, но знать, что результат будет хорошим.
  • Нанимайте команду с прорабом. Дизайнеры часто берут мастеров без прорабов в стремлении самому контролировать работы. Но без координации строителей ремонт будет пробуксовывать. Кроме того, строители часто негативно относятся, если ими управляет женщина — к сожалению, таковы особенности нашего менталитета.

Как вы приняли решение создавать международный бизнес? Почему выбрали Польшу?

Европа сейчас переживает не лучшие времена в политическом смысле, но как среда для ведения бизнеса она очень интересна. А Польша на сегодняшний день является лидером по темпам роста и развития среди стран Восточной Европы. Плюс – поляки нам близки и понятны, у наших народов столько общего. Моя бабушка, например, была полькой. Так что я давно поглядывала на эту страну, и когда приняла решение выходить на рынок Европы, выбор для меня был очевиден. Безусловно, Восточная Европа отличается от западной, но как стартовая площадка Польша очень хороша.

Есть мнение о том, что для туристов Европа красивая, как открытка, но для людей, которые реально хотят там жить и работать, все гораздо тяжелее. Так ли это, по вашему мнению и опыту?

Разумеется, есть разница между тем, когда ты посещаешь страну как турист, живешь в отеле, гуляешь и занимаешься только тем, что тратишь привезенные с собой деньги на развлечения, и когда ты приезжаешь в другую страну работать. Разница не только физическая, но и ментальная – язык, законодательство, местный менталитет. Все-таки поляки относятся к нам немного предвзято, и, видя партнера-украинца, сомневаются в том, подписывать ли контракт. Поэтому все переговоры ведет местный специалист, которого мы наняли, а реализация проектов происходит у нас, в Украине.

В Польше точно так же нужно быть готовой много работать, а также владеть языком на таком уровне, который позволит спокойно вести переговоры. Мне очень важно быть убедительной, ведь часто люди смотрят на тебя скептически, пока ты не покажешь свою компетенцию.

Что нужно знать предпринимателям, которые собираются открыть свой бизнес за рубежом? Что бы вы им посоветовали? Что для вас было открытием?

Необходимо четко понимать рынок, на котором хотите работать, и с кем будете конкурировать. Нужно понимать законодательство или иметь того, кто поможет с бумагами и бухгалтерией. Это очень важно. Обратите внимание на разницу в налогообложении – в Польше его размер зависит от суммы дохода, а также есть налог VAT на добавленную стоимость. Не менее важно быть готовой к тому, чтобы работать чисто, в открытую, благо, в Европе для этого созданы все условия.

Есть ли особенности польского бизнес-менталитета? Как они проявляются?

Поляки более педантичные, требовательные к деталям, но, с другой стороны, они привыкли действовать в рамках законодательства. Поляки менее требовательны к роскоши, скорее предпочитают комфорт, поэтому позолоту на стенах здесь встретишь нечасто. Но зато везде должно быть удобно. Отличный показатель, отражающий отношение поляков к своей жизни, — общественные туалеты. Если будете в Варшаве, непременно зайдите, чтобы сравнить с тем, что мы видим в Украине. Поляки стараются делать все, как для себя, и это касается и бизнеса.

Считается, что поляки – наши «братья» и адвокаты в Европе. Но так ли это на самом деле?

Поляки разные. Как в любой стране, здесь есть ультрас, националистические движения, они всегда агрессивны к чужим, да и к своим людям тоже. Но большинство людей в Польше милы и добродушны, всегда стремятся помочь. Главное – уважать людей, в чью страну ты приехала.

Отличаются ли стили женщин и мужчин дизайнеров?

Стиль зависит не от пола, а от задач самого дизайнера. В моем случае я стараюсь максимально внимательно работать с материалом, который мне дают клиенты, учитывать их вкусы и подходить к каждому индивидуально.

Вообще, во всем мире очень много мужчин-дизайнеров. Есть среди них и великие мастера. В Украине дизайном чаще занимаются женщины, у нас в обществе есть заблуждение, что мужчина должен заниматься тяжелым физическим трудом, а дизайн – это что-то легкое, эфемерное. На самом деле, быть дизайнером нелегко, а иногда и опасно. Заказчики по большей части – мужчины, поэтому нужен характер, чтобы заставить себя уважать и прислушиваться.

Насколько вкусы европейцев отличаются от украинских?

В Польше мы снимаем квартиру, где есть настоящий паркет, встроенные шкафы, мебель и сантехника. В доме типовой дизайн, но при этом очень комфортный. Для поляков важно удобство и экономичность в интерьере. Европейцы менее склонны к пафосу и позолоте, тому, что для наших людей есть признаком достатка.

Если говорить об интерьерах, то после лофта Украину очень быстро накрыла волна скандинавского стиля, но, полагаю, она тоже скоро отойдет – из-за сложностей с финансовыми вложениями во все детали этого дизайна. Своим прогрессивным клиентам в Украине я советую такой интерьер, который будет актуальным и через пять лет, а не делать то, что уже есть у соседа. Но и сейчас не все на это соглашаются – еще есть и натяжные потолки, и гипсокартонные конструкции, но уже в гораздо меньшем масштабе, чем пять лет назад.

Есть ли у вас гуру дизайна, за которыми вы следите, на которых равняетесь?

Из украинских дизайнеров я люблю Славу Балбека, у которого очень активная жизненная позиция, сумасшедший полет фантазии в проектах, классный дизайн. И он заслуживает быть звездой, он невероятно работоспособен. Также мне импонируют работы Александры Федоровой, ее минимализм с изюминкой – белоснежные интерьеры с максимумом натуральных материалов, качественной итальянской мебелью. Это дизайн вне моды, который будет оставаться актуальным и через 20 лет. Из зарубежных дизайнеров мне нравится британка Келли Хоппен – ее «невидимая» классика, сплетение совершенно разных стилей и жанров. Но я понимаю, что этот дизайн пока для украинцев не актуален.

Насколько, по вашему мнению, развита индустрия предметного дизайна в Украине?

Сейчас все еще популярны такие материалы, как бетон, но я думаю, что мы все-таки уйдем в лаконичный, удобный минимализм. У меня был опыт создания мебели – мы со старшим сыном вместе создали письменный стол, с выдвижными ящиками, перекрещенными ножками. Нам вместе интересно работать – я выдвигаю идею, а он ее реализует с помощью моделирования. И после публикации этого проекта у нас сразу же появился клиент, для которого мы пытались сделать этот стол. Для его реализации подходил только массив дерева, который должен быть правильно высушен, чтобы его не «повело», все должно быть продумано. В Киеве и пригороде мы подрядчиков не нашли, и согласился делать стол единственный мастер из Закарпатья. Он назвал сумму около 9 тысяч гривен только за свою работу, и в итоге цена продажи поднялась бы невероятно. К тому же наш мастер согласился изготовить лишь одну копию этого стола, ему было неинтересно ставить производство на поток. Поэтому пока украинский предметный дизайн не пришел к массовому производству.

Поделитесь лайфхаками, как все успевать, особенно если у вас международный бизнес?

Каждый, кто занимается собственным бизнесом, знает, что это и свобода, и несвобода одновременно. Ты вправе сама выбирать, что, как и когда делать, но сама же и несешь всю ответственность за свои действия. А значит, ты всегда в строю, работаешь постоянно – без выходных и праздников. Очень сложно найти время на семью, детей, на то, чтобы банально отдохнуть. Что уж говорить, если у тебя бизнес на две страны? Возможно, когда-нибудь мне удастся так все организовать, чтобы, без угрозы разрушить бизнес, можно было взять мужа, детей и уехать на неделю в Милан. Я стремлюсь к этому, но пока не достигла этого блаженного состояния. У меня есть няня, которая помогает по дому и с ребенком. Мне неинтересно справляться в быту, и я не ставлю себе такую задачу. Так что по поводу лайфхаков – это не ко мне, самой бы кто рассказал.

Как изменилась жизнь ваших детей с открытием нового для вас рынка и страны?

Мне было важно, чтобы мой старший сын не был рядовым исполнителем задач, а знал, чего хочет, и развивался. Я видела, что он любит конструктор, у него технический склад ума, затем он стал учиться и заниматься 3D-моделированием автомобилей, военной техники, даже по чертежам из интернета. Сейчас сыну 18 лет, и в его практике уже есть выполнение заказов по моделированию. Он делает интерьеры и экстерьеры, находит проекты в разных странах. В Украине мы не нашли вузов по его специализации, в итоге он учится в Польско-японском университете компьютерных технологий на факультете мультимедиа и программирования.

Если в 20 лет мне казалось, что я знаю все, то сейчас все ровно наоборот. Все говорят, что нынешние дети другие, но они такие же, как и дети остальных поколений. Моя младшая дочь Маша, ей 4,5 года, – очень творческая личность, музыкальная, поет и танцует. Я с ужасом представляю, что ей предстоит идти в школу. По моему мнению, в школе ребенок должен научиться считать, читать и грамотно писать, а все остальное, что ему будет интересно, он узнает сам. Поэтому для дочери я ищу максимально свободную школу. В Варшаве родители не очень довольны системой образования – у них постоянно проводятся реформы, все меняется каждые полгода. К тому же у них практикуют тестовую систему – зазубрил, галочку поставил и забыл. Но в Польше есть масса школ с альтернативным образованием, которые, я надеюсь, лучше подойдут ребенку для развития.

Беседовала Галина Ковальчук. Фото: Анастасия Вербова

— Читайте также: Ольга Дьякова: «Люди не ходят на работу, а счастливо живут ею» 

Мы в Facebook