Вита Чигрина: «Если вы решили начать новую жизнь после 40, — не слушайте никого!»

Как одна сложная история пролила свет на сотни подобных

Наверняка вы читали историю Виты Чигриной в Facebook, где она делилась своим тяжелым опытом развода. Ей пришлось вести юридическую и моральную войну, из которой она вышла победительницей. И сегодня Вита рассказывает о своих планах на будущее, связанных с защитой прав женщин.  

Предыстория

Я обычная украинская женщина, которая смогла воплотить мечту тысяч девочек и женщин нашей страны. Выйдя замуж сразу после школьного выпускного бала, я прошла плечо к плечу со своим мужем длинный путь в 25 лет брака от маленького шахтерского поселка до Кабмина, частных самолетов и дома на Печерских холмах. Я родила за эти годы пятерых детей и получила два высших образования.

Наша семья считалась среди знакомых идеальной. И никто не знал, что творится в нашем красивом доме за закрытыми дверями. А было жестокое моральное насилие, которое доводило до мыслей о самоубийстве. Было пьяное сексуальное насилие. Как это пережить, как с этим справляться? Кому жаловаться и кто защитит? Мой внутренний голос безжалостно шептал: «Ну не бьет же! Пьет? Так все пьют! Деньги же носит! Это же отец твоих детей! Зачем нарожала? Надо просто доживать! Кому ты нужна в 40 лет с детьми?» И всякая прочая чушь, которая заложена в нашей голове воспитанием, традициями, опытом мам, бабушек, соседок и сестер. Я честно пыталась изменить ситуацию. Говорить. Просить. Убеждать. Но мой партнер не прошел испытание деньгами и властью, и ответ был один: «Твое место на кухне. Я все делаю правильно».

В один прекрасный день я поняла, что больше не могу. Либо как личность сломаюсь и просто исчезну, либо буду все менять в корне. И вдобавок, как гром среди ясного неба, я узнаю, что у моего мужа, который так ценит семейные ценности и брак, есть еще ода семья, где растет его сын. И подала на развод. Реакция моего партнера была такой, что мне пришлось предать огласке нашу историю. Я была уверена, что угрозы могут не оказаться пустым звуком. Я хотела, чтобы о моем существовании знало как можно больше людей. Чтобы тихо избавиться от меня было сложно. Но выяснилось, что помочь мне абсолютно некому.

Новый опыт

Я узнала для себя много нового. Полиция была бессильна. Органы опеки тоже. У нас, оказывается, можно фактически безнаказанно следить за человеком и прослушивать его телефон. И это совсем недорого стоит. У нас могут не регистрировать заявления о правонарушениях. Вернуть имущество — дело не одного года. За детей надо драться, потому что это самое ваше уязвимое место. И постоянно доказывать, что ты не страдаешь алкогольной зависимостью и психически здорова. Надо иметь доход. Никого не интересует, что тебя обокрали и забрали документы, а на восстановление документов нужны другие документы.

А потом пошел поток писем от других женщин. Страшный поток с историями.

«Три года мать не видит четверых детей. Бывший муж незаконно отобрал».

«Заставил забрать заявление из милиции о регулярных побоях и на четверо суток закрыл в подвал. В туалет ходила там же. Вода — закатанные прошлогодние компоты с проделанной дырочкой в крышке».

«Избили охранники так, что подписала отказ от имущества и ребенка».

«Говорить не буду. Убьет».

И я поняла, что в отношении прав женщин у нас просто средневековье, правосудие — на стороне сильного. Все эти истории происходят сейчас. Их сотни! Этих женщин вы видите за рулем машин и за кассами в супермаркете. А ведь все это наблюдают и дети, какая же у них сложится модель семьи в будущем?

Новая жизнь

Мне всю жизнь нельзя было работать на кого-то. И трудовая книжка с записями о моих компаниях и должностях была отобрана вместе с паспортом. Мне нужно было выжить без денег, опыта, без работы, со страхом остаться на улице с тремя малолетними детьми. С постоянным осуждением в спину: «Нарожала… теперь крутись». И особая боль, которая не давала жить и дышать, — это боль предательства от человека, который был больше, чем родственник. Который был отцом моих детей.

Я стала применять на практике все накопленные знания о моральном восстановлении, искать новые знания. И однажды поняла, что могу двигаться дальше. Несмотря ни на что. Сейчас я счастлива. Я не боюсь приходить домой. Мы с детьми больше не боимся времени, когда отец приходит с работы. Мы советуемся о занятиях на выходных. Мы радуемся малому. Но главное — из нашей жизни ушел страх и унижение. Дети рады таким изменениям. Они не хотели жить в доме, где были свидетелями бесконечных скандалов.

Я решила поделиться своим знанием с женщинами, которые переживают подобное. Помочь поверить в жизнь «после». Так возникла идея с семинарами. На своих семинарах я не учу и не направляю. Я пытаюсь, основываясь на своих знаниях и личном опыте, подтолкнуть женщину к действиям. Снова найти смыслы жизни, снова найти себя. Проговорить все страхи и неуверенности, которые у всех нас абсолютно одинаковые. Я хочу донести женщинам, что время второсортности прошло. Мы на равных с мужчинами можем строить свою жизнь с любого возраста. И, естественно, делюсь простыми инструментами, с помощью которых я смогла выжить и не сломаться.

Я люблю свой возраст за то, что мне сегодня глубоко все равно, кто и что обо мне скажет. И все же, находятся те, кто задает вопрос о моей ситуации как о «пиар-ходе» для моей коммерческой деятельности. Могу только одно сказать: никому не желаю такого «пиар-хода»! Искренне хочу, чтобы такое никогда и ни с кем не повторилось! А тяжелые жизненные ситуации, в которых мы идем ко дну, чтобы помогали нам оттолкнуться от него и выплыть на поверхность. Если на мои семинары будут ходить женщины и я помогу им подняться и поверить в себя, то пускай моя ситуация будет страшным «пиар-ходом», который подтолкнет общество к изменениям. И ничего страшного, если я буду на этом зарабатывать. Мне и моим детям ведь нужно как-то жить. Это чистый «совок» — считать заработок чем-то постыдным. Совсем скоро я создам общественную организацию, которая будет бороться за права украинских женщин. Я вижу свою будущую деятельность именно в правозащитном поле.

Женщинам после 40, тем, кто решается начать все сначала, могу сказать следующее: не слушайте никого! Возраст — величина условная. Самая опасная вещь — это потеря интереса к жизни. Но она может случиться и в 25, и в 30 лет. Знакомьтесь с собой. Исследуйте свои способности и возможности. Не бойтесь совершенно новой работы и неустроенности быта. Все это движет нас к развитию. К росту. Когда человек не развивается, он деградирует! Не злитесь и не обижайтесь. Спорт помогает бороться с такими тяжелыми эмоциями. У вас новая полоса жизни. И это не может не радовать.

Но, дорогие женщины, задумайтесь! Не принимая участия в материальных и финансовых вопросах вашей семьи, вы рискуете остаться ни с чем и так же рискуют ваши дети. Если вы помогаете вашему мужу скрывать доходы и имущество от государства с помощью оформления всего нажитого на третьих лиц, вы рискуете остаться ни с чем. Кто ворует у государства, тот украдет и у семьи. Не сомневайтесь. Проверено.

Новый подход

После известных семейных событий мои принципы воспитания дочерей поменялись в корне. Я понимаю на этом этапе жизни, что должна научить детей жить. Не «дать им лучшее», а дать им нужное. В этом большая разница. Я учу детей прагматичности, бережливости, осознанности. И учу верить в любовь. Но не бездумно, а осознанно. Потому что семья — это маленькое государство, в котором должен быть президент и премьер, министр финансов и образования, министр здравоохранения и чрезвычайных ситуаций. Должны быть запасы на случай болезни и войны. И доверие. Точное знание, что тебя никогда не предадут. Иначе семья — бесполезный рудимент прошлого, в котором женщина обслуживает бытовые потребности мужчины в обмен на крышу над головой и еду.

Фото: Наталья Ищенко, Роман Пашкович.

— Читайте также: Малала Юсуфзай: «Когда вы выступаете за права женщин, вы автоматически становитесь феминистом»

Мы в Facebook