У меня была очень жесткая мотивация сбросить лишний вес

Интервью с оперной певицей Аленой Гребенок об участии в проекте "Зважені та щасливі" на телеканале СТБ

Автор Вероника Кирилюк, редактор WoMo

Мы с нетерпением ждали подтверждения интервью с Аленой Гребенюк. Известная оперная дива, сопрано которой восхищается весь мир, в прошлом году удивила поклонников, став участницей проекта «Зважені та щасливі» на телеканале СТБ.

Что можно было ожидать от женщины, которую привыкли видеть на сцене яркой, восхитительной, в роскошных нарядах? Что она начнет капризничать и диктовать свои условия? Слишком нежная и мягкая, она вылетит из проекта? Не тут-то было! Всех участников поражали ее сила воли и твердость характера. За спиной оперную певицу называли серым кардиналом, а тренер Иракли Макацария, видя ее упорство и трудолюбие, но при этом еще и природное женское обаяние, дал очень точное и изящное определение – балерина.

Во время разговора с нами Алена откровенно рассказала о том, как проект перевернул ее жизнь и отношение к себе. Она призналась, кто все время поддерживал ее и других участников, поэтому стал уже практически родственником.

Алена, решение участвовать в проекте «Зважені та щасливі» далось вам легко?

Да. Я решила, что нужно съездить  в отпуск и немного отдохнуть от насущных дел. В тот момент смена рода деятельности пошла бы мне на пользу. 

Я специально не смотрела предыдущие сезоны, знала лишь, что будут тренировки, поменяется питание. И когда поняла, что на самом деле происходит, то включилась в этот процесс. Но я не думала, что продержусь так долго в проекте, была уверена, что больше чем на месяц меня не хватит. 

В этом проекте открываются все человеческие слабости и видно, как на людей влияет стресс. Вы были готовы к тому, что вас покажут разной?

Я служу в театре уже много лет, и мне не страшно быть некрасивой. Я могу быть любой. У меня нет ощущения неудобства, я запросто переодеваюсь при людях. Это внутреннее артистическое одиночество, выработанное годами. Публичное одиночество. Может быть, поэтому мне было легче, чем другим участникам проекта. 

К каким трудностям вы были не готовы?

К физическим. Моральные трудности были не так сложны. К тому же поначалу очень сказывался возраст. Но потом я взяла себя в руки и сказала: «Соберись, пожалуйста. Ты что не можешь попрыгать, побегать? Давай!» И пришлось через физическую боль преодолевать какие-то внутренние зажимы. 

Очень сильно болели колени, спина, руки. Я еле вставала с кровати, приходилось пользоваться разными мазями и приводить ноги в порядок. Но все равно вставала утром и шла на тренировку. И вот результат – я великолепно выгляжу и очень хорошо себя чувствую!

Я избавилась от ощущения быть всем удобной.

Самая известная фраза, которую произносил тренер вашей команды Иракли Макацария: «Боли нет!» Сейчас часто вспоминаете о ней?

Постоянно! Иракли не только замечательный тренер, но еще и великолепный человек. «Если ты сам для себя ничего не сделаешь, то за тебя никто этого не сделает» – это одна из очень важных мотивационных фраз нашего тренера. Иракли все время поддерживал нас и морально, и физически. Он нам всем уже почти родственник.

Удивительно, что все участники его команды говорят о нем как о человеке, философия которого мотивировала делать больше.

Да, это правда, потому что философия порой дает больше, чем физическая нагрузка. А что касается фразы «боли нет», я в этом плане не забываю еще и о силе духа. Это было открытием для меня. Я всегда была сильная духом, но благодаря Иракли стала еще сильнее. 

На проекте вы были в разное время в паре с тремя партнерами. С двумя из них вам приходилось брать инициативу на себя. Почему? Они были слабее вас, а вы не хотели подводить вашу пару?

Конечно. Командная игра – это очень важно. И если кто-то в паре не проявляет инициативу, второй должен взять ее на себя. В этом случае инициативу можно сравнить со знаменем. Если человек, который несет его, погибает, второй подхватывает и поднимает его. Как женщина с открытой грудью и знаменем на картине Эжена Делакруа «Свобода на баррикадах»?

В одном из выпусков все участники должны были бежать марафон. Но вы оказались без своего партнера, так как Николай попросту отказался. И вы тогда, выйдя на дистанцию, сказали: «Нельзя жалеть себя! Нельзя, когда тебя жалеют родственники. Я все равно эту дистанцию пройду! Потому что я умная, красивая, сильная, а ты, Коля, так и будешь сидеть в глухом селе!» Вы это сказали в сердцах или  считаете, что люди ленятся?

Многие из нас часто потакают своим слабостям. Если не преодолеть себя в какую-то секунду, не принять решение, потом об этом можно пожалеть. Лучше жалеть о том, что сделал, чем о том, что не сделал. Это моя личная философия. 

А по поводу нашего участия в марафоне, я бы могла не бежать тогда, нам все равно приплюсовали 5 кг, но мне важно было сделать это, потому что на финише меня ждали другие участники. Я не могла их подвести, они знали, что Алена Гребенюк обязательно пробежит марафон.

Что касается «глухого села», вы же понимаете, что речь шла не о месте жительства, а о психологии восприятия действительности. Если человек не преодолевает себя, он не будет дальше развиваться.

Просматривая перед интервью с вами передачи 7-8-летней давности, я заметила, что вы были мягче, податливее и слабее в хорошем смысле слова. А на проекте я увидела совершенно другую Алену Гребенюк. Сила чувствовалась не только в ваших поступках, она была даже в голосе. И только когда вы стали в пару с Русланом, я опять увидела вот эту мягкость и податливость. Многое зависит от того, кто рядом с женщиной?

Конечно. Для женщины это важно. На одной из тренировок я с Иракли говорила о том, что очень сложно найти мужчину, который был бы сильнее меня. И мне очень приятно, когда рядом тот человек, которому я могу доверять и ничего ему не доказывать. Это очень важно: хотеть уступить в чем-то и хотеть быть рядом с ним. 

Но часто в определенных обстоятельствах у меня нет выбора, чтобы поступить иначе. А в проекте это состояние силы само собой появилось. Я его не играла.

Нельзя жалеть себя! Нельзя, когда тебя жалеют родственники!

Из-за того что слишком сложными были обстоятельства?

Да. Если бы я не была такой сильной, смелой, хитрой, меня бы съели на проекте. Я бы ушла одной из первых. Если бы была склочной, то ушла бы так же, как Римма. Если бы была ленивой и целыми днями валялась на боку, то ушла бы, как Лала. Понимаете? Это важно. Ведь не ушли же Люда и Наташа. 

И я очень рада, что ребята, с которыми я провела мои две последние недели на проекте, были именно теми людьми, которые действительно достойны победы. 

Все конфликты с собой я решила на проекте.

Вы сказали, что поначалу восприняли проект как очередной отпуск. Когда у вас появился соревновательный дух? 

Когда я поняла, что могу делать больше, чем мне казалось, и при этом становлюсь совершенно другой. Я увидела, что могу достигнуть таких высот, которые никогда не появятся в моей профессиональной жизни. Это здорово, когда я, оперная  певица, смогла идти по канатам на высоте 12-этажного дома или бежать марафон после ночи, проведенной на каблуках. 

Вы сбросили 18 килограмм на проекте. От чего вы еще избавились вместе с лишним весом?

Одним словом и не скажешь (задумалась). От ощущения быть всем удобной. Наверно, вот эта резкость, о которой вы сказали, появилась именно в проекте как нежелание быть всем удобной. Если тебе некомфортно – нужно об этом говорить. Если тебя что-то не устраивает и ты не можешь изменить самостоятельно обстоятельства, нужно об этом сказать и все поменять. Нельзя терпеть то, что тебе не нравится. А если начинаешь приспосабливаться, то появляются лишние килограммы. Когда человек ограждает себя от чего-то, он энергетически становится больше. Ему что-то не нравится, но он терпит, молчит и набирает лишний вес. 

Что именно вы узнали о себе?

Что я могу больше, чем мне казалось, что я такая, какая есть. Не придуманный персонаж, оперная певица, а просто Алена Гребенюк. Неважно, какая у меня профессия, я прежде всего личность.

Когда человек ограждает себя от чего-то, он энергетически становится больше.

Что было самым трудным, когда вы вернулись домой?

Снова научиться пользоваться гаджетами. И вписать в рутину повседневной жизни новое расписание, к которому я уже привыкла на проекте. 

Вы ворвались в привычную жизнь, и это расписание слегка поменялось.

Это жизнь ворвалась! Мне начали звонить какие-то люди, с кем-то нужно было встречаться, заниматься с учениками, уделять время интервью и при этом по-прежнему тренироваться, готовить еду. Это было сложно, но возможно.

У вас не было конфликта с самой собой: Аленой Гребенюк, которая была до проекта и после?

Нет. Все конфликты с собой я решила на проекте. Теперь я себя принимаю такой, какая я есть. 

Ваши дочь и мама тоже решили худеть вместе с вами после того, как вы вернулись домой. Они по-прежнему с вами заодно? 

Да. Дочь похудела на 10 кг, а мама на 8 кг. Во время новогодних праздников мы, конечно, ели сладости. Но это же святое! (улыбнулась.) А теперь снова стали готовить по утрам овсянку. У нас появилась мотивация. Дочь увидела платье, которое мы очень хотим купить к школе. А оно на два сантиметра меньше, чем талия у Лизы, поэтому у нас есть отличный стимул.  

А если человек хочет похудеть, но мотивация не настолько сильная, чтобы приступить к действиям?

Мы говорили с Людочкой (участница проекта, которая выиграла домашнее похудение. – Ред.) про мотивацию. И она сказала мне: «У меня поначалу была одна мотивация, чтобы похудеть. Потом она перестала работать, появилась вторая. Затем, когда и эта мотивация не стимулировала заниматься, я нашла третью. И вот сейчас я бегу на спортивной дорожке и понимаю: одна не работает, вторая, третья… Значит, нужна четвертая, чтобы я продолжала бежать». 

То есть надо найти в себе то, что может замотивировать. Если не получается сделать это самостоятельно, значит, нужно обратиться к человеку, который вам поможет. В любом случае нельзя потакать своим хотелкам. Это проявление слабости, причем очень жесткое их проявление. 

У вас достаточно плотный график. Удается поддерживать тот темп, который был задан на проекте?

Я не собираюсь его менять. Если у меня репетиции, я могу в перерыве достать судочек и поесть в машине. Это нормально. Если весь мир должен подождать, так и будет. Если ужин откладывается на позднее время, то поем раньше. Я столько времени и сил потратила на то, чтобы быть такой, какая я есть сейчас, что даже не думаю менять этот темп.

Это ваша позиция: если вам что-то нравится, вы будете стоять на своем?

Да, потому что я понимаю, что это моя жизнь. Мне хочется, чтобы у моего ребенка была здоровая мама. Я хочу провести с Лизой и с мамой как можно больше счастливых лет. 

У меня жесткая мотивация. Участвуя в проекте, я хотела доказать ребенку своим примером, что смогу все преодолеть. Я уже столько раз худела, но ничего не получалось. Не было правильности в том, что я делала. Все было очень ситуативно. Лиза мне постоянно говорила: «Ты хочешь, чтобы я похудела, а сама не можешь». А теперь она поняла: я могу!

Вы хоть иногда даете себе слабину?

Конечно. У меня тоже есть человеческие слабости. Я люблю шампанское! Поэтому на Новый год позволила себе выпить несколько бокалов. А еще съесть кусочек мяса, которое не считается полезным, и сало. Но это все отрабатывается в спортзале. Я прекрасно понимаю, что после такой еды должна пройти 5-7 километров. 

Я столько времени и сил потратила на то, чтобы быть такой, какая я есть сейчас, что даже не думаю менять этот темп.

За что вы, продержавшись 14 недель на проекте, благодарны  себе?

За силу духа и силу воли. За то, что я согласилась участвовать в проекте и смогла принять все человеческие слабости. На проекте было намного сложнее, чем показывают по телевизору. Но я 20 лет прослужила в театре и знаю, что это такое. Поэтому все, что происходило на проекте, я приняла как театр. А вот конкурсы – это уже была настоящая жизнь. Поэтому для меня происходящее стало включением в какой-то процесс театральности.

Так вам было проще воспринимать действительность проекта?

Да, это правда.

С кем из участников вы продолжаете общаться?

С Пашей Назаренко мы позавчера пили кофе. С Наташей, но у нас не всегда совпадают графики, поэтому мы редко встречаемся.  С Женей регулярно созваниваемся. Я бы хотела больше общаться с Томочкой, но у нас сейчас тоже не совпадают графики. Я очень люблю ребят и хорошо к ним отношусь.

До проекта ведущая проекта Анита Луценко поспорила с вами на бутылку шампанского, что она подарит вам игристое, если ваш вес будет меньше 83 килограмм. Всех интересует, чем все закончилось?

На постшоу мы выпили по бокалу шампанского, потому что мой вес был 82 кг.

Фото из личного архива Алены Гребенюк

 

Читайте также: «Здравый смысл – ваш главный ориентир и помощник»

Мы в Facebook