«Из варяг в греки»: Приключения в краю лесов и болот

Личный опыт путешественницы Анны Петраускене

Анна Петраускене — историкиня и туристический гид, которая в одиночку прокладывает новые маршруты через непролазную чащобу и болота в Полесском заповеднике, и отправляется исследовать дикую Арктику, и даже не боится прогулок по мистической Трансильвании. Теперь в копилке приключений у нее еще и уникальная экспедиция  из Коростеня в Вышгород по легендарному водному пути «из варяг в греки».

Торжественный старт

13 апреля из древлянской столицы — города Коростень, — стартовал необычный поход. На извилистой реке Уж в купальне княгини Ольги на воду торжественно спустили небольшую лодку-долбленку и шестиметровую деревянную ладью, точнее, ее реплику с полной оснасткой. Лодки изготовили собственноручно ученые-археологи из Житомирской экспедиции Института археологии Национальной академии наук. Поход стартовал в рамках водной экспедиции «Из варяг в греки — украинский путь к морю 2019», которая является частью крупного научного проекта по изучению средневековых водных торговых путей. Напутствовал экспедицию и придирчиво поправлял парус на мачте экс-командующий ВМС Украины вице-адмирал Сергей Гайдук, а среди провожающих были флотские ветераны, мэр с представителями администрации, журналисты, наши семьи и много неравнодушных местных жителей.


В неблизкий путь, а предстояло преодолеть приличный километраж по Ужу, Припяти и Днепру, также вышла байдарка сопровождения с надежной командой — краеведами и авторами Сергеем Хоменко, Вадимом Антонюком и Игорем Смагиным. Руководителем, идейным вдохновителем проекта и командиром ладьи выступил известный археолог Андрей Петраускас, а в помощники он себе взял олевского общественника Юрия Халимончука.

Обычно, в подобных походах ранее мне доставалась роль рядового гребца, но в этом случае все было иначе. На мою долю выпала важная миссия на суше — транспортировка пятиметрового лафета с лодкой и снаряжением, а также развозка участников водного похода по маршруту, в частности по территории Чернобыльской зоны отчуждения.

Приключения начинаются

Приключения экспедиции начались сразу же за поворотом реки. Плавсредства успели пройти всего ничего, как деревянная лодка дала течь. Пришлось экстренно причаливать около Красной горки — популярного у коростенцев места для отдыха. Лодка требовала небольшого ремонта — ее следовало хорошенько размочить, а щели законопатить мхом и смолой. К моему прибытию, лодка уже полчаса раскисала на каменистом дне реки Уж, а неподалеку пекся ароматный хлеб на черной соли, жарились сочные шашлыки и наливались напитки — во временный лагерь приехали гостеприимные и крайне разговорчивые местные братья-краеведы. Как только еда была съедена, а лодка достаточно размочена — всех людей рассадили по машинам, а плавсредства погрузили на лафет и мы выехали в сторону Чернобыльской зоны.


По дороге, сверяя список снаряжения, которое мы планировали ввезти на территорию зоны отчуждения, оказалось, что лодку-долбленку в этот список кто-то забыл включить, а значит ее придется оставить. Но где? Предприимчивые братья-краеведы за полчаса договорились в ближайшем лесхозе села Грезля припрятать долбленку в колченогом сарайчике около ржавого скелета старого УАЗа-«таблетки». Оставив лодку и распрощавшись с краеведами, наша компания отправилась к месту ночлега — на берег живописной речушки Грезля, в которой ладью оставили на ночь размокать.

Утром на въезде в зону отчуждения нас ожидала шеренга встречающих. Около полосатого шлагбаума, окружив видавший виды джип, нервно курила группа мужчин. Нас ждала дежурная смена полицейских и коллеги: заведующий сектором археологии ДАЦЗНВ (Державний науковий центр захисту культурної спадщини від техногенних катастроф) Сергей Переверзев и Ростислав Омеляшко — его босс и руководитель этого центра. Мы опоздали на целый час, так как тяжелая размокшая лодка не желала покидать речные воды и грузиться на лафет. К девяти часам, в прямом смысле роняя лодку и теряя вещи, мы прибыли к шлагбауму КПП.

В Чернобыльской зоне

Нам вручили заблаговременно оформленные именные пропуска, карты с дозиметрическими промерами точек на нашем маршруте и кипу официальных бумаг со всевозможными печатями и резолюциями. Мне досталось аж три бумажки: документ на себя, машину и лафет. В пропуске под личными данными по пунктам перечислены правила радиационной безопасности, которые среди прочего запрещают… носить юбки.

— Да, юбки нельзя одевать! — с важным видом проинформировал меня Ростислав Андреевич. -Потому, что клещи!
— Наверное это радиоактивные клещи, — буркнула я и протянула полицейским свой паспорт и бумаги.

После проверки документов наша команда вслед за коллегами на джипе отправилась к обрывистому берегу реки Уж в бывшем поселке Полесское. Чтобы подвезти лафет поближе к берегу пришлось пробираться по джунглям из густо заросших бывших городских построек и лавировать между густыми кустами и деревьями.

Перед стартом уже чернобыльской части сплава все участники поставили подписи в длинном документе с правилами безопасности и под жужжание дрона и треск дозиметра лодки быстро скрылись из виду. Я с пустым лафетом поехала за джипом в Чернобыль разгружать имущество экспедиции и обедать.

С экипажами лодок мы договорились, что в 19.00, в согласованной с дозиметристами точке, через 30 км, я должна забрать всех с берега и отвезти в Чернобыль в заранее оплаченное общежитие (правила радиационной безопасности запрещают не только носить юбки, но и ночевать в палатках).

В Чернобыле, за обедом, поступил звонок от ребят, что ладья сильно течет, байдарка взяла ее на буксир, а гребцы идут пешком по берегу. Я тут же выехала на место, заправившись одолженным у местной жительницы бензином. Дело в том, что в зоне отчуждения негде заправиться частному транспорту, а те, у кого нет доступа к ведомственным заправкам решают вопрос с топливом, кто как может. Например, привозят в канистрах одалживают друг другу. Сергей Переверзев также отправился на берег к ребятам, но в объезд, сделав длинный крюк через заправку в Иванкове.

Было около шести вечера, когда на подъезде к КПП Диброва прямо перед машиной внезапно рухнуло сухое дерево. Убрать его с дороги у меня не вышло. Пришлось рубить ствол теслом — инструментом, которым мастера выдалбливали лодку. К семи вечера я прошла проверку на КПП Диброва и КПП Овруч, где пришлось немного поболтать с любопытствующими полисменами и рассказать о лодках и проекте. После, пробираясь по сильно заросшим асфальтированным тропам, я прибыла к ребятам.

Команды были готовы к выезду в Чернобыль. Нам обязательно нужно было пересечь все КПП до 20.00, ибо после восьми наступает комендантский час запрещающий въезд и выезд за пределы зоны. Без четверти восемь на КПП Овруч выяснилось, что один из участников забыл свой паспорт и пропуск в сумке, которую вместе с ненужными вещами в обед я выгрузила в Чернобыле. Въехать он не может. Лодка тоже — где-то потерялись документы и на нее. Все остальные пересели на джип и поехали ночевать в Чернобыль. Мы же с Сергеем, забывшим паспорт, вдвоем остались на КПП. После трех часов ожидания нам сообщили, что нашлись документы на лодку и паспорт с пропуском — в порядке исключения нам позволили проследовать в Чернобыль, хоть на часах была почти полночь.

Торжественный финиш

Дождливым утром понедельника на тесной старой кухоньке, пока варился кофе, команда приняла решение разделиться. Ладью решили перебросить прямиком на Днепр, так как река Уж тесновата для такой лодки, и экипажу необходимо несколько дней на ремонт. Байдарка же пройдет весь запланированный маршрут и экспедиция в полном составе торжественно финиширует в Вышгороде 18-го апреля.

Пока Сергей Переверзев готовил и носил заверять документы на наш выезд, мы прогулялись по Чернобылю, свернули посмотреть на р. Припять в районе бывшего речпорта, сходили в краеведческий музей и даже посетили кафе «Вечный зов».


После обеда Сергей отвез байдарочников на Уж, а я повезла ладью с экипажем на дозиметрический контроль. Строгий дозиметрист с громоздким прибором покружил вокруг лодки и машины. Фон оказался в пределах нормы. В конторе мне дали подписать документ, обстоятельно расспросили о лодке, а работники даже сделали пару селфи с нами. На выезде, на КПП Дитятки с нами также долго селфились полиция и туристы пока мы проходили еще один дозиметрический контроль. К концу дня я доставила лодку с Андреем и Юрием к пирсу в Старых Петровцах и покатила лафет ночевать домой, в Глеваху.

18 апреля экспедиция в полном составе торжественно финишировала на набережной г.Вышгород. Нас встречала городская администрация, руководство района, представители историко-культурного заповедника, и журналисты. Вице-адмирал вместе с супругой приплыл на вышгородский берег на байдарке, сопровождая ладью от Новых Петровцев.

По прибытию был проведен круглый стол, где стороны поделились наблюдениями по практическому функционированию участка древнего торгового пути и обсудили технические характеристики и ходовые качества лодки-реплики, а также договорились о дальнейших планах — испытать ладью на море!

За усилия, направленные на возрождение и развитие морской деятельности, вице-адмирал Сергей Гайдук наградил всех нас, участников этого перехода, красивыми памятными медалями «100 лет флага ВМС ВСУ».

Читайте также: Неприторная Азия: Что смотреть в Камбодже и Вьетнаме

Мы в Facebook