Ксения Ван: «Брак в Китае — сделка в чистом виде»

О шэннюй, принудительных абортах и явлении под названием «полтора ребенка»

Ксения Ван, востоковед, художница, работающая в технике реалистической китайской живописи гунби, основательница арт-проекта gongbi.info, прожила в Китае три года

В древности жизнь китайской женщины укладывалась в одну короткую формулу — «три следования и четыре добродетели». Сначала женщина следовала за отцом, потом за мужем, а после смерти мужа – за сыном. Примерно с середины ХХ века китаянки оказались зажаты между двух жерновов – патриархальным конфуцианским укладом, где отсутствие потомства (в частности, сыновей) считалось наибольшим неуважением к предкам, и высокими стандартами стремительно развивающегося современного мира. О том, как живут китаянки сегодня, я расскажу далее…

В браке

Поколение современных китайцев брачного возраста – единственные дети в семье. И посему, если рассматривать вопрос положения незамужних девушек, увидим невероятный парадокс: сначала родители бросают все силы на то, чтобы дать дочери образование (бесплатного обучения в вузах Китая нет), а сейчас и того больше – отправить на стажировку за границу. А следующий этап родительского воздействия — «простимулировать» дочь на поиск престижной работы. И в тот момент, когда она находится в рассвете карьерного роста, они начинают требовать от нее создания семьи.

Установленный законом брачный возраст на континентальной части Китая – 20 лет для девушек и 22 года для молодых людей. Но много лет подряд партийная линия рекомендовала китайцам придерживаться политики планирования семьи, и не вступать в брак ранее 23 и 25 лет соответственно. В 2015 году в виду проблемы старения населения Китая была проведена реформа, нацеленная на сглаживание дисбаланса между возрастными группами: теперь рождение парами второго ребенка приветствуется по всей стране. (Для справки: в  Гонконге брачный возраст составляет 16 лет, на Тайване 20 лет, в Макао – 18 лет. В последних двух регионах с  разрешения родителей, опекунов или по постановлению суда можно вступать в брак с 16 лет). И все же в силу действия традиций, старшее поколение китайской семьи желает для своих детей наискорейшей женитьбы.

Вследствие диспропорции между женским и мужским населением, женщины (а точнее семья невесты) имеет больший простор для выбора. Практическая составляющая в менталитете китайцев определяет их подход и к браку. Если семья мужа не сможет предоставить жилье молодоженам, мужчину ждет отказ, так как идея о проживании на съемной квартире или с семьей мужа семью невесты не устроит. Вообще, ходят целые истории о том, как трудно удовлетворить запросы потенциальных сватов. Ко всему прочему, родители невесты также могут запросить калым. О любви говорить не принято, так как это в основном удел селебрити. Китайский брак – сделка в чистом виде, хотя, возможно, это уберегает супругов от будущих разочарований материального характера. Несмотря на такую тщательную проверку в последние годы процент разводов значительно вырос. И после распада семьи женщина оказывается в незавидном положении — никакая семья не даст согласие на свадьбу сына с разведенной женщиной, а тем более с ребенком. К слову, пособие на ребенка матерям-одиночкам в КНР не выплачивается.

Вне брака

Пытаясь балансировать между личностным ростом и планами родственников, в крупных городах Китая женщины выходят замуж к 30 годам. В последние годы в Китае появилось язвительное прозвище «шэннюй» — «женщины-остатки», так сказать, второй эшелон брачного рынка. «Шэннюй» — это женщины старше 27-28 лет, которые не нашли себе мужа. Именно мужа, а не просто партнера, так как институт брака в Китае очень силен. Чаще всего эти женщины умны, ухожены и видят себя «прогрессивными представительницами своего времени», как сказали бы о них в Европе, однако являются головной болью для родителей, которые хотят внуков.

В материнстве

На самом деле, в китайской семье женщина не так бесправна, как может показаться. Конечно, длительных декретов в Китае нет, даже из установленных законодательством 98 дней они берут только половину, и уже через месяц-два после родов выходят на работу. Однако в первый послеродовой месяц муж и его семья окружают роженицу большой заботой. Следует отметить, что китайские мужчины очень трепетно относятся к семье и детям, убирают и готовят еду. Кстати, поэтому китайские мужья все чаще становятся объектом мечтаний девушек из постсоветского пространства, и наоборот, – красивая неприхотливая славянская жена – идеал китайца.

Забота о малышах ложится на плечи бабушек и дедушек, реже – няни. Ясли и детские сады в Китае только-только получают свое развитие. Желанным ребенком, без сомнений, является мальчик. Кроме непосредственно продолжения рода, по древним представлениям ритуальные обряды на кладбище мог проводить только сын, как проводник живой янской энергии в загробный мир инь. Политика «одна семья – один ребенок», внедрявшаяся с 1970-х годов, привела к тому, что на мужчину сегодня ложится ответственность за свою новую семью, за своих родителей и за родителей жены, потому как пенсионное обеспечение в Китае тема для отдельной статьи. До недавнего времени в деревнях, если рождалась девочка, разрешалось завести еще одного ребенка, это явление получило название «полтора ребенка» и, по сути, послужило причиной принижения положения девочек в обществе. Во время путешествий по Китаю до сих пор можно увидеть дацзыбао («Дацзыбао» — рукописная стенгазета в Китае. — Прим. Ред.), где допускаются высказывания вроде «мальчик или девочка – нет никакой разницы» и «девочка тоже человек».

В работе

Воплощение партийных идеалов подразумевает равное участие в трудовой деятельности и мужчин, и женщин. Китаянки в подавляющей массе обладают упрямым характером и так называемая восточная покорность – большой миф. Среди китайских женщин огромное количество предпринимателей, финансистов, служащих регулярной армии и представительниц других «мужских» профессий. Китаянки никогда не сидели без дела: на протяжении всей мировой истории именно в Китае было зафиксировано беспрецедентное число художниц, поэтесс, общественных деятелей, правителей и даже генералов, и это вопреки древнему утверждению — «отсутствие талантов – главная добродетель женщины». Профессионалов своего дела уважают и ценят, но для женщины это выбор – перестать быть начальником дома крайне непросто. Женщина, занимающая высокий пост зачастую оказывается деспотична и крайне требовательна к своим детям и мужу.

Одной из сомнительных черт в корпоративной среде является так называемый «лукизм» — из двух относительно равных соискательниц, однозначно отдадут предпочтение более привлекательной. К сожалению, за долгие годы господства пролетариата, китаянками было практически утрачено чувство вкуса, и ухаживают за своей внешностью только те, кто использует ее как инструмент конкурентной борьбы. Тут свой подводный камень – в азиатских странах сексуальная эксплуатация подчиненных не редкость. Хотя многие молодые китаянки и сами не прочь зарабатывать на собственной красоте, например, вести откровенные видеотрасляции в интернете.

В сексуальной жизни

В практике полигамного брака интимные отношения между женщинами возникали как нечто само собой разумеющееся. В виду долгого отсутствия мужа по делам торговли или службы, молодые жены находили друг в друге своеобразное утешение и это никого не смущало, ведь Китай не знал догм христианской нравственности. Посему, даже сейчас однополые отношения среди юных китаянок воспринимаются вроде баловства: часто можно видеть девушек, гуляющих держась за руки, сидящих в обнимку, и окружающие не придают этому никакого значения. Но в дальнейшем родители будут требовать от девушки создания семьи, так как по китайским представлениям именно в семье происходит настоящая реализация человека.

В политике

Коммунистическая партия Китая всячески поощряет участие женщин в политической жизни страны. В составе Всекитайского собрания народных представителей — высшего органа законодательной и государственной власти в стране – женщины составляют 20-23% от общего количества депутатов по статистике созывов в последние годы. В поле их внимания находятся вопросы здравоохранения, а также социальная защита женщин и людей преклонного возраста, проживающих в сельской местности.

Первой женщиной-официальным политическим деятелем стала госпожа Сун Цинлин — жена одного из наиболее почитаемых в Китае политических деятелей Сунь Ятсена. После образования КНР Сун Цинлин стала заместителем председателя КНР и Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей. Она проводила информационную работу среди женщин нового Китая, проявляла горячую заботу о здоровье нации и способствовала оказанию помощи нуждающимся.

В социуме

При всем формальном утверждении равенства между полами, китайская женщина вряд ли будет чувствовать себя социально и психологически защищенной, ведь львиная доля угроз для полноценной жизни таится не столько в проблемах экономического плана, сколько в элементарных вопросах здоровья. Обратная сторона политики контроля над ростом населения – аборты на поздних сроках при выявлении плода женского пола, принудительное установление внутриматочных спиралей и прочие механизмы прекращения родовой деятельности, непродолжительный послеродовой отпуск – это те явления китайского общества, о которых неохотно говорят в СМИ. Существует большой риск, что после того, как в китайских семьях будет два ребенка, при сегодняшней дороговизне высшего образования, обучать станут только мальчика, как это практикуется в Японии.

P.S.

Китайская женщина — заложница социально-политической среды и традиционных устоев. Ее хотят видеть в рядах передовиков на производстве и в роли «благодетельной супруги», рожающей сыновей, и почитающей стариков дома. Личное пространство китайских женщин крайне лимитировано – остановиться и провести время для себя, понять и изучить свои физические и духовные потребности в густонаселенной стране с прогрессирующим консюмеризмом, – достаточно непросто.

Иллюстрации Ксении Ван

Фото: Mikael Aldo

— Читайте также: Анна Зенкова: «В Китае женщин опекают, как нигде в мире»

Мы в Facebook