В сортах сексизма: 3 типажа носителей гендерных стереотипов

Анализ Big data на ежедневной основе

Тем, кто сомневается в существовании сексизма и потребности женщин в равных правах, могут помочь разобраться в вопросе большие данные — их накопила британская писательница и феминистка Лора Бэйтс, которая в 2012 году запустила проект «Ежедневный сексизм» (Everyday Sexism Project). Суть его состоит в том, что на сайт проекта могут писать о своем опыте столкновения с сексизмом все желающие. Как рассказывает Лора, в первое же утро после того, как проект был анонсирован, на сайт написала сотня человек, а сейчас там уже есть более 100 тысяч заметок. Это позволило Лоре Бэйтс и написать книгу «Ежедневный сексизм», и понять и классифицировать многие вещи, в том числе и какие бывают типы сексистов. 

В то первое утро, когда мне пришли многочисленные уведомления об историях сексизма, я с нетерпением открыла первое и застыла от ужаса. Это не было, как я надеялась, сообщение от женщины, которая пострадала от домогательств или нападения. Это была брутальная угроза изнасиловать меня, и в тот момент я вполне поняла, с ненавистью какой силы сталкиваются женщины. Время шло, угрозы продолжались. Кто эти мужчины, которые могли потратить дни, недели, даже годы, бомбардируя незнакомую им женщину детальными описаниями пыток, которым они хотели меня подвергнуть? Со временем ситуация для меня прояснилась. Я встретила мужчин, которые противостояли феминизму в разных обстоятельствах, и начала распознавать их тактики.

Ненависть в сети

В некотором смысле онлайн-абьюзеры — самая «безобидная» категория сексистов, они распространяют ненависть, не выходя из-за монитора. Их аргументы одинаковы до оскомины, если мы можем назвать аргументом выражение вроде «слезай со своего белого коня и пойди смени тампон». И это позволяет четко понять, откуда берется их ярость — из фантазий онлайн-форумов, которые страшно боятся мужененавистнических, асоциальных «феминаци».

Фомы неверующие

Более зловещими являются интеллигентные скептики, которые прячутся на самом видном месте. Мужчина, который насмехался надо мной на мероприятиях, уверяя всех вокруг, что сексизм в Великобритании — дело прошлых дней, и я должна думать о «реальных проблемах». Мужчина, который соболезнующим тоном спрашивал моего мужа, как он выносит брак со мной. Политики, говорившие мне о том, что я «излишне негативна», а девочки в наши дни и не подозревают, насколько они счастливы. Бильдредактор в газете, который оставил без внимания содержание моего интервью и настаивал, что главное — сделать мой портрет «настолько сексуальным, насколько это возможно». У всех этих людей есть возможность что-то изменить, но именно из-за них ситуация остается прежней.

Прямая угроза

Печаль и тяжелая ноша моего проекта состоит в том, что я продолжаю получать оскорбления и угрозы. Мужчина, который показывал мне дорогу, посмотрел на меня с отвращением, когда я сказала, что иду на встречу о сексуальных домогательствах на рабочем месте, и сказал: «Ради бога, мы бы могли классно развлечься!». Ведущий, который в прямом эфире спросил, трудно ли мне живется без друзей, ведь у меня вообще нет чувства юмора. Американский блогер, который в публичном посте предупредил моего мужа, что однажды он найдет наш дом сожженным, детей убитыми, а меня — «в ковене лесбийских ведьм». В какой-то момент между угрозами забить меня до смерти и утверждениями, что я распространяю яд, который нужно искоренить из мира, я начала искать себе адвоката. А в минуты отчаяния серьезно начинаю задумываться о ковене.

Несмотря на все это, сайт имеет успех — за эти пять лет опубликованы сотни тысяч свидетельств. Почти каждая женщина и девочка, с которыми я встречалась лично, тоже мне рассказывали о своем опыте. Девятилетняя девочка, которой прислали фото мужского члена. Дама преклонных лет, которую преследовал лучший друг ее мужа. Молодая чернокожая девушка, которую не впустили в ночной клуб, в отличие от ее белых подруг. Женщина в инвалидном кресле, которой говорили, что ей посчастливится, если ее изнасилуют.

Но были, конечно, и приятные сюрпризы. Я не ожидала, что столько практическую и эмоциональную помощи получу от других женщин, и моего возраста, и старших, которые все это уже повидали на своем веку. И ничто не может сравниться с привилегией, которую дает доверие стольких людей, рассказавших мне свои истории, причем часто впервые в жизни. Я почувствовала личную ответственность за то, чтобы голос каждой из этих женщин был услышан. Я начала работать со школами, университетами, частными компаниями, политиками и полицией — я стремлюсь убедить их в том, что опыт одного поколения может значительно облегчить жизнь другого. Возможно, самый большой урок, который я усвоила — то, насколько тесно переплетаются разные формы неравноправия. Поэтому жизненно важно сопротивляться тем, кто насмехается и критикует нас за борьбу с «мелочами», которые выражают предубеждения, потому что эти «мелочи» делают нормой и укореняют обращение с женщиной как гражданином второго сорта и открывают «дверь» для всего остального, от дискриминации на рабочем месте до сексуального насилия. 

На своем опыте я узнала: когда ты феминистка, тебя обвиняют в сверхчувствительности и истерии. Но в работе над масштабной проблемой насилия, открывшейся благодаря проекту, путеводной звездой мне служат сила, изобретательность и чувство юмора всех этих женщин. Танцовщица, которая часами танцевала в метро, чтобы перебороть страх места, где на нее напали. Женщина, которая ждала пять лет, чтобы предъявить HR-консультанту контракт и солонку — в ответ на его слова, что он съест ее диплом, если хоть когда-нибудь она станет инженером. Женщина, которая без единого слова убрала лестницу строителя, устроившего кэтколл, и он остался сидеть на крыше недостроенного здания. Поэтому опыт и уроки прошедших пяти лет дают мне больше оптимизма, чем отчаяния.

Источник: theguardian.com

Фото: Родни Смит

— Читайте также: Вестник гендера в медиа: Герои лета

Мы в Facebook