WoMo-портрет: Валерия Заболотная

О трех моделях образования, совместном взрослении и свободе от шапок и шарфов

Валерия Заболотная, директор по организационному развитию инвестиционно-девелоперской компании UDP, руководитель образовательных проектов KFund, мама троих сыновей: Дмитрия (22 года), Николая (13 лет) и Владимира (10 лет), рассказывает о том, почему иметь много детей лучше, чем одного, как давать поколению Z свободу и в то же время создавать систему координат, и насколько важно учиться жить «в сейчас», а не «в завтра».

О балансе карьеры и семьи

Если мы приняли решение жить в семье, то мы доверяем друг другу и делаем все вместе, не разделяя права и обязанности на мужские, женские и детские. Ритм жизни у нас сумасшедший, мы все заняты, и времени, которое можем провести вместе, мало. Нужно проводить его содержательно. Дело не в количестве времени, проведенном вместе с семьей, а в его качестве. Мне об этом говорила мама, и я в это очень верю. Если вы умудряетесь сделать ваше общее время качественным и интересным, то у вас будет ощущение, что вы – вместе, взаимосвязаны, что вы – семья. Если вы это время «пробегаете», на кухне, за готовкой, за газетой или соцсетями, то вы теряете это ощущение.

Об образовании

У меня трое детей, и у всех разные образовательные треки. Когда старший сын оканчивал девятый класс, я поняла, что дальше в школе он не будет учиться. Я – из профессорской семьи, и у нас существуют традиции карьерного роста: важно, чтобы ребенок поступил  в хорошую школу, хорошо ее окончил и далее прямая дорога в вуз. Сын даже возмущался, что мы сами окончили университеты, а он не пойдет этим путем. Но я видела, что он начал прогуливать, перестал уважать учителей.

Отчасти это происходит с подростками просто потому, что смысл и глубину преподавания они еще не понимают, а доступ к информации у них огромен, и они видят, что учителя многого не знают. Неуважение к учителям проявляется по-разному. Сыну задали выучить биографию поэта начала XX века, рассказать ее и продекламировать стихотворение этого поэта. Мой ребенок, который, конечно же, ничего не выучил и не читал, на уроке с выражением рассказал песню из репертуара, который он слушает, после чего рассказал выдуманную биографию и получил 12! И всем затем об этом рассказывал.

Я поняла, что нет смысла продолжать, и мы ушли в колледж. Дима учился на контракте, но ко второму курсу я отказалась оплачивать его прогулы и сказала, что если он хочет закончить колледж, то должен сам подумать, как это организовать. Он колледж таки окончил. И когда зашла речь о высшем образовании, то я ровно так же сказала ему, что больше не курирую этот вопрос.

Со средним сыном получилось так, что я участвовала в проекте Новопечерской школы – мы изучали ведущие школьные системы, занимались подбором учителей, меня это очень воодушевляло. Сын до сих пор учится в Новопечерской школе. Она замечательная, инфраструктурно фантастическая, с точки зрения вовлечения детей там есть множество проектов, интересных мероприятий, формирующих личность. Но с академической точки зрения я не совсем удовлетворена его личными результатами, думаю, что его интерес к учебе, познавательный интерес угас. Причем случилось это еще в младшей школе.

Поэтому для младшего сына я избрала третий путь, и пытаюсь сформировать альтернативную школу — «Mainstream — освіта для майбутнього». Это абсолютно самостоятельный проект, который дает возможность мне с партнером управлять процессом обучения каждого конкретного ребенка. Я поняла, что пятый класс – это такой возраст, когда я еще ничем не рискую. Он занимается по альтернативным методикам уже год, и я вижу хороший результат. Он намного более ответственен в своем возрасте, креативен, очень хорошо решает логические задачи, интересно рассуждает, при этом он расслабленный и свободный. Конечно, может быть много нюансов в его взрослении, и это естественно. Но то, каким я его вижу, мне нравится, как и сам эксперимент.

О поколении Z

Мне очень жаль, что детей в школе слишком быстро шаблонируют. Современные дети не могут жить в таких условиях. Мир поменялся, и они настолько быстро реагируют на информацию, так быстро учатся, что эти школьные «две и три клеточки» для них невыносимы. Навыки, которые прививает наша школа, – дисциплинированность, монотонная повторяющаяся работа, подчинение авторитету – сейчас уже вовсе не нужны, за исключением разве что армии. Когда эти дети вырастут, даже производство станет совершенно другим, там будут работать роботы. Нет смысла детей готовить 12 лет к тому, чего не будет. Именно поэтому я третьего ребенка решила не отдавать в обычную школу, а сама придумываю более адекватные формы обучения.

У моего среднего сына до сих пор нет смартфона, и я считаю, что он ему не нужен. У младшего, поскольку он передвигается сам, есть телефон, но кнопочный. Старший сын до 16 лет все лето проводил в нашем доме в карпатском селе, где не было телефона, телевизора и интернета. Но была большая дедушкина библиотека со всей классической литературой, и у него выбора не было – только книжки. Поэтому он очень начитан, хорошо говорит, формулирует свои мысли, у него хороший словарный запас, а это редкость. Несколько раз его приглашали на конференции, где он очень убедительно и прекрасно говорил, где его слушали многие взрослые. У младших детей со чтением сложнее, потому что у них много другого выбора. Но я им пересказываю книги, и когда мы ездим на большие расстояния, то ставлю аудиокниги, и дети к ним привыкли. Они на слух воспринимают информацию.

О декрете

Когда я рожала, то работала преподавателем в бизнес-школах. Так вышло, что я имела эту возможность и кормить всех детей больше года, и при этом работать. Мое расписание лектора позволяло фактически не ходить в декрет. Все-таки женщине возможно найти удобный формат – интересную работу, которая дает возможность реализоваться, и в то же время растить детей.

Помню, после рождения первого ребенка очень переживала, что я плохая мама – кормила его, когда он хотел (не по расписанию), и с ним спала (несмотря на угрозы педиатров — «вы его во сне задавите»). Не понимаю, как можно задавить ребенка! Я до сих пор просыпаюсь, когда ночью кто-то из сыновей встает в туалет, например. Но я думала, что я плохая мама, потому что многое из классических на то время предписаний не делала. Только уже с младшими я поняла, что поступала правильно. Некоторые догмы оказались неверными, некоторые просто исчезли.

О воспитании

Огромная иллюзия молодых семей заключается в том, что одного ребенка вырастить еще можно, но многодетность, как бремя, заберет твою жизнь. На самом деле, после рождения второго, дополнительная нагрузка выражается в лишней тарелке супа разве что. Когда детей много, они самоорганизуются, это коллектив со своими отношениями. Если у вас один ребенок, то вы должны быть с ним, быть его коллективом – и это трудно. Радикально жизнь меняется только с рождением первого ребенка, а с последующими она становится легче.

В силу того, что я взрослела вместе с детьми, нюансы воспитания менялись, но в целом моя система единая. Я даю свободу с детства, не заставляю делать что-то через силу – надевать шапки, шарфы, ложиться спать в девять вечера. Конечно, я понимаю пределы разумного, где я могу дать выбор, а где – нет. И когда я говорю «нет», у меня не нужно переспрашивать и клянчить, это им понятно с детства. Я искренне не понимаю, когда у родителей дети кричат в магазинах. Если ребенок один раз попробовал манипулировать, и у него не получилось, второй раз он не будет этого делать. Это вина только родителей – они детям дали повод подумать, что можно сделать по-своему, надавить на рычаги.

Нужно много говорить с детьми. Со старшим сыном я неимоверно много говорила в его подростковом возрасте, который мы переживали вместе, впервые – он и я как мама. Я хотела, чтобы он услышал мои мысли, а у подростков, при общении с родителями на непростые и неоднозначные темы, очень долго стоит перед глазами стена. Мне было очень важно достучаться, и мне кажется, у нас все получилось.

Нужно доверять себе и детям, учиться с ними, слышать их. Мы не умеем слышать, часто взрослые делают вид, что слушают, а на самом деле отмахиваются, дети это видят, и им очень обидно. Нужно доверять детям, предлагать им кружки, занятия, разные виды деятельности, но не нужно обижаться, если им это не нужно. Мне кажется, детей не надо загружать целый день. Если ребенок хочет что-то пробовать, то нужно дать ему эту возможность, но не нужно загружать их искусственно всю неделю. От множества развивающих игр ребенок просто сходит с ума, ему нужно время просто поиграть. Наши дети этого времени не имеют. А им нужно придумывать истории, играть, как делали мы, когда ты дома один, все выключено, и можно побыть с самим собой. Я сознательно создаю для них время для игр – это формирует воображение, способность моделировать ситуации, самостоятельно придумывать себе мир.

О том, чему научили дети

Я – человек резкий, авторитарный и нетерпимый, в силу разных обстоятельств. Во-первых, я преподаватель, и это профессиональная деформация. Во-вторых, я руководила и руковожу рядом проектов, и это тоже накладывает свой отпечаток. В-третьих, я – одна девочка в семье, у меня кроме мужа и детей, собака и кот тоже мальчики! Да, мне уступают, я к этому привыкла, и это тоже деформирует восприятие реальности. А дети мне дали мудрость и толерантность, благодаря им я научилась понимать, что в определенные моменты занимаюсь самодурством. И если раньше я пыталась объяснить и рационализировать такие поступки, прежде всего для себя, то сейчас я признаю, что была неправа. Это большой прогресс, потому что я искренне это делаю.

Дети дают невообразимую радость, ощущение присутствия в этом мире каждую минуту, они выводят «на сейчас». С детьми ты проживаешь много возрастов. Без детей люди закрываются в том возрасте, в котором хотят себя видеть, и страдают, когда он меняется. Когда дети разного возраста, это выводит родителя на разные уровни и многому учит.

О child-free

Женщины получили свободы и права не очень-то давно, и массово вышли на работу только после первой мировой войны из-за того, что на производстве не хватало мужчин. А сейчас обратная тенденция – женщины много работают, они умны и образованы, но при этом почему-то считают, что дети ограничат их карьерное продвижение. Я считаю, что это в корне неправильно. Ответственно заявляю: дети ничему не мешают.

На крысах проводили эксперимент: их детенышей запирали в отдельных клетках и мамам давали их только покормить, как это делали в советских роддомах. В итоге уже во втором поколении у крыс не было материнского инстинкта, они загрызали детей. Эти 70 лет, когда наши роддома были почти «концлагерями», где ребенка разрешалось брать только для кормления, а в остальное время пускай плачет, пригасили наш материнский инстинкт. Мне кажется, поэтому, а еще из-за революционно-освободительных движений за права женщин XX века, и возникло движение child-free.

О воспитании мальчиков

Мальчишек воспитывать здорово! Честно говоря, не представляю, что бы я делала с девочкой, если бы вдруг ее родила. Поскольку я в семье – одна девочка, то у моих детей выработались правильные принципы отношения к женщинам. Например, мои дети открывают передо мной дверь, они сбегают вниз и помогают мне принести пакеты с покупками. Мы так живем. Все мальчики участвуют в домашней работе – моют посуду, пол, поливают цветы, у нас нет разделения на мужскую и женскую работу.

Мои дети очень самостоятельные. У нас уже два года нет дедушек и бабушек, и наша семья живет автономно. Бывают периоды, когда мы с мужем уезжаем в командировки или хотим побыть только вдвоем. И я абсолютно не волнуюсь, что что-то случится, – что дети умрут с голоду, устроят пожар или затопят квартиру.

О досуге

Мы всегда ужинаем вместе. Я, наверное, сейчас подорву все основы современной диетологии – я не понимаю, как можно ужинать до шести вечера. Как бы поздно кто-то из нас ни вернулся домой, мы все равно собираемся вместе, несем на стол много еды, кушаем вместе, включаем «Игры разума» или «Орла и решку», передачи, в которые не нужно всматриваться так, как в фильмы. Мы говорим друг с другом, расспрашиваем о новостях дня.

Летом мы ездим в Карпаты, где у нас есть дом. Это отдельная история – до 30 лет я была абсолютно городской девочкой, а в 2001 году моя мама сказала, что детей нужно вывозить из чернобыльской зоны, и купила дом в Карпатах. Когда мы туда поехали впервые, я сразу влюбилась в это место. С тех пор мы регулярно ездим туда, и я знаю, что благодаря этому мои дети не болеют, с простудами справляются очень быстро. Мы освобождаемся от города, от токсинов, от всех волн, которые нас здесь окружают, мы едим экологически чистые продукты и заряжаемся энергией. Также мы очень любим кататься на лыжах, выезжаем впятером и «рассекаем» по горам, в Карпатах и в Альпах.

Нам вместе весело. На выходных мы обязательно планируем пойти куда-то вместе – в кино, в музей, в ресторан. И старший сын, хоть финансово и достаточно автономный, не спешит отделиться от семьи, чему многие наши знакомые удивляются.

О том, чему я хочу научить детей

Я хочу, чтобы мои дети научились самостоятельно отвечать за свою жизнь, принимать решения и жить с ними. Я хочу, чтобы они полюбили себя такими, какие они есть, чтобы они не пытались чему-то соответствовать, а получали удовольствие от того, что делают, включая и ошибки, и успехи. Я хочу, чтобы они ощущали себя живыми, а не пытались жизнь переложить на будущее. Ведь все мы так думаем: вот, окончу школу, а потом – институт, а потом накоплю на отпуск, а потом выложу фото в Facebook… Я не хочу, чтобы так происходило с моими детьми. Мы думаем будущим, но в сегодня есть много моментов, которые хочется прожить, и я хочу, чтобы мои дети научились это делать.

О стереотипах воспитания

Мне кажется, что любые крайности – это плохо. Одна моя близкая знакомая почему-то считала, что родители ее ограничивали, и своему ребенку многое разрешала. В результате он долго искал того, кто его ограничит. Я считаю, что полная свобода детям не нужна – им нужно понять правила, границы, за которые выходить нельзя. Эти ограничения, как ни странно, дают им ощущение защищенности и любви.

Нужно больше доверять себе и тщательно проверять, когда тебе что-то советуют. Я крайне не приветствую антибиотики, ведь организм должен уметь включать иммунитет и защищаться сам. Я всегда представляю, как наши мамочки «падают в обморок» при виде парижан, которые сидят на бетонных лавочках в любое время года. Наши карпатские соседи даже летом при приближении тучи одевают детей в жилетки, шапочки и шарфики, а потом жалуются на постоянный насморк и кашель. В то время, как мои дети могут просто полуголые в снег выбежать. В нашем организме так все устроено, что работает только то, что напрягается, поэтому не нужно изобретать искусственные ограничения, а стимулировать иммунитет.

Портрет мамы XXI века

Не могу нарисовать однозначный портрет мамы XXI века, мне кажется, что все мы очень разные. Мне бы хотелось, чтобы было больше историй успеха – примеров женщин, продвижению которых дети вообще не мешают. Если в семье один ребенок, то он сильно страдает – и от любви, и от негативных эмоций, которые с полной силой обрушиваются на него. Я всегда всем говорю: хорошо, что моих детей трое, с одним было бы тяжелее.

Беседовала Галина Ковальчук. Фото: из личного архива Валерии Заболотной

— Читайте также: WoMo-портрет: Тетяна Яблонська

Мы в Facebook